Взять и отменить роуминг

20.02.2013 2-f03_640.jpg

Не ударит ли отмена национального роуминга по карману потребителя?

              
 Прошлая неделя была отмечена знаком отмены национального роуминга у российских операторов мобильной связи. Вернее, предложением такой отмены, что, тем не менее, сразу вызвало общественное ликование — еще один удар по мобильному рабству! И вот уже Госдума с завидной расторопностью печет соответствующий законопроект. Революции ныне в моде: это ведь так просто — одним росчерком пера избавиться от тяжелого наследия старого мобильного мира. Однако простые формулировки типа «взять и отменить» бывают только в популистских лозунгах, а на деле все оказывается гораздо сложнее.

 А что сложного? «Большая тройка» — не из бедных. Более того, по некоторым оценкам, рентабельность их бизнеса достигает 80 процентов! По другим меньше, но в любом случае не менее 40 процентов. Вполне себе логичный выбор ритуальной жертвы в интересах народных масс. К тому же, по оценкам Дениса Кускова, руководителя аналитического агентства TelecomDaily, доля нацроуминга в выручке операторов составляет не более 3—4 процентов, так что прилюдно «раскулачиваемые» операторы-мироеды не должны сильно пострадать. Правда, возникает вопрос: а стоит ли результат масштабов поднятого шума? Можно привести примеры гораздо более чувствительных для граждан перекосов в тарифной политике: услуги ЖКХ, авиабилеты на внутренних рейсах. «Насущной необходимости менять что-либо в отношении нацроуминга нет. Как не было в 2006 году, когда эта идея впервые активно прорабатывалась тогдашним профильным министерством, — комментирует Виталий Слизень, член совета директоров INOVENTICA. — Вопрос не в том, чтобы какие-то виды платежей взять и отменить, а в том, с какой целью это делается». Вот, скажем, решили в Прибалтике отменить плату в общественном транспорте. Но не для того чтобы сделать приятное гражданам. Просто государственные мужи подсчитали: это экономически выгодно. Другой пример — США, сравнимые с РФ по территории и населению. Там нет нацроуминга, все звонки в любой город страны происходят по одному тарифу. «Это было сделано для упрощения межоператорских расчетов, — поясняет Андрей Скородумов, исполнительный директор Инфокоммуникационного союза. — С США мы сравнимы только по территории, а по развитию экономики, инфраструктуры связи и мобильности населения — очень большая разница».

 Действительно, вся Америка исчерчена автодорогами, вдоль которых прокладываются короба для единой для всех операторов магистрали связи еще на этапе создания трасс. Множество операторов связи конкурируют за потребителей. А население там очень мобильное: слетать или съездить на выходные к друзьям на другое побережье — обычное дело. Вот американский регулятор и рассудил, что будет проще и дешевле не контролировать взаиморасчеты всей этой разношерстной операторской братии, а создать условия для саморегулирования. На первом этапе реформы нацроуминга постановили: межоператорские тарифы должны быть не менее чем на 20 процентов меньше, чем пользовательские, а позже и вовсе убрали межоператорскую составляющую, оставив один тариф звонков по всей стране. О таком положении дел даже технически продвинутая Европа может только мечтать.

 «Роуминга нет ни в одной стране Европы, но между ними он по-прежнему существует, так как в странах действуют локальные операторы, которые поддерживают и развивают свою национальную телекоммуникационную инфраструктуру, — рассказывает Павел Паплински, директор департамента стратегии и маркетинга Orange Business Services в России и СНГ. — Перемещаясь из одной страны в другую, абонент должен оплачивать услуги обоих операторов — своего домашнего и местного. Общеевропейские регуляторы прикладывают усилия, чтобы сделать роуминг доступнее для жителей объединенной Европы, но вопрос о его отмене пока не стоит». Европейский регулятор в отличие от американского предпочитает принудительное снижение цен на услуги операторов связи в роуминге. Интересно, что в последние годы большая часть европейских провайдеров связи рапортует о замедлении роста или даже падении прибыльности, замечает Мамука Мархулия, директор по корпоративным вопросам и правовой поддержке Tele2 Россия, в то время как у американских — наблюдается рост финансовых показателей.

 А у нас ситуация с инфраструктурой не идет ни в какое сравнение с Европой и США. По данным Инфокоммуникационного союза, Россия кардинально отстает от развитых стран по объемам оптических магистральных каналов: в Китае их проложено 3,7 миллиона, в США — 2,8 миллиона, а у нас, извините, всего 600 тысяч километров. До 30 процентов федеральных автотрасс — вне зоны действия мобильных телефонов, говорят в TelecomDaily. Нам еще строить и строить. И потому плата за нацроуминг — это своеобразный налог на строительство новых каналов связи, что-то вроде мобильного межгорода. Кстати, термин «межгород» употребил и глава Минкомсвязи Николай Никифоров, объясняя позицию российского регулятора в данном вопросе. С его слов получается, что нацроуминг надо отменить, а вот плату за межгород оставить. Но ведь речь идет об одном и том же? Иными словами, словосочетание «внутрисетевой роуминг» выведут из употребления, а вместо него будут говорить «междугородняя связь»? Но будут ли эти словесные упражнения сопровождаться реальным обнулением роуминга? Возможно. Вот только «пипл», чье расположение пытаются завоевать политики, может в результате сильно разочароваться. Поскольку в ответ операторы просто повысят тарифы на местные звонки, размазав отнятые доходы по всей абонентской базе. И получится, что за более низкие тарифы для пяти процентов мобильного российского населения будут платить все, даже пенсионеры, не имеющие средств выехать куда-либо за пределы родного города.

 Дело в том, что экономика национального роуминга гораздо сложнее, чем ее представляют горячие депутатские головы. «Сегодня в РФ имеется дифференциация тарифной политики в зависимости от уровня развития экономики в том или ином регионе, — поясняет Александр Голышко, руководитель рабочей группы при Минкомсвязи и АДЭ по разработке концепции будущего регулирования отрасли. — Внутрисетевой роуминг позволяет поддерживать низкие тарифы на вызовы в домашнем дотационном регионе, а их у нас гораздо больше, чем доноров». К тому же для мобильного межгорода порой приходится арендовать каналы связи у коллег по цеху. Отношения эти строятся по принципу «как договоришься» и усугубляются, как рассказывает Юрий Домбровский, президент Ассоциации региональных операторов связи, запретом напрямую передавать звонок в сеть соседнего региона — только через посредника.

 Таких странностей накопилось множество. Частично они объясняются тем, что существующая структура присоединений операторов друг к другу была когда-то разработана с очевидной целью — собирать платежи в пользу «Ростелекома», который был главным в стране по строительству новых линий связи. Так что если уж какие революции и назрели, то в первую очередь это модернизация непрозрачной структуры того самого межгорода, о котором говорит отраслевой министр. «Идея отменить нацроуминг сама по себе хороша, — уверен Элдар Разроев, независимый эксперт в сфере сотового бизнеса. — Но без общей комплексной перестройки всей схемы транзита трафика и взаимных расчетов операторов и абонентов она теряет смысл». Если Николай Никифоров имел в виду эту комплексную задачу, то честь ему и хвала. Вот только заявленный срок ее исполнения — июль нынешнего года — навевает сомнения, как бы стремление устроить революцию в отрасли не обернулось видимостью реформ и пшиком для потребителей. Ведь «операторы-мироеды» найдут способ отыграться на наших с вами кошельках.



Уход за дойной коровой            

       
 Я, конечно, поддерживаю стремление к снижению затрат граждан на сотовую связь и роуминг, но обратите внимание: предложенный законопроект не учитывает самого факта наличия в РФ региональных сотовых операторов. Он изначально составлен в предположении, что в стране работают только три федеральных оператора, полностью ее накрывающих своими сетями, и их путешествующие абоненты всегда получают связь от одного из трех поставщиков услуг. А как же быть с почти 40 миллионами абонентов региональных операторов сотовой связи, чьи сети ограничены только своим регионом? За обслуживание своих абонентов, гостящих, например, в Москве, региональные операторы платят сегодня тройке столичных операторов. При запрете переносить эти расходы на абонентов-роумеров оплачивать их путешествия придется всем остальным. Но в чем провинились те малоплатящие абоненты региональных операторов, у которых средний разовый платеж составляет 20 рублей? Похоже, только тем, что их операторам не разрешают строить сети в Москве?

 Думаю, усилиями нашей ассоциации у нас развивается конкуренция, благодаря которой цены на рынке сотовой связи неуклонно снижались все предыдущие годы. Сравните, например, с многократно возросшими тарифами естественных монополий и ЖКХ. Цены на сотовую связь в России — одни из самых низких в мире, у нас она дешевле фиксированной телефонии. При этом очевидно, что пропуск трафика по российским просторам отнюдь не бесплатен: на постройку и эксплуатацию межрегиональных компонентов своих сетей сотовые операторы тратят значительные средства. Я уверен, что необходимо сохранение платы за междугороднюю связь. Отмена платы похоронит междугороднюю связь России.

 В целом я считаю неверным взгляд на сотовый бизнес как на дойную корову и вытекающие из этого взгляда всяческие «социально полезные» его обременения, стремление жестче его регулировать. Сотовая связь — это само по себе огромное социальное благо для населения. Не следует забывать, что сотовые операторы фактически телефонизируют сейчас сельскую местность, охватывая населенные пункты, куда проводная телефония не придет никогда, и предлагая при этом самые низкие тарифы. Фактически деньгами сотовых операторов пополняется резерв универсального обслуживания, за счет которого государство намерено в ближайшие годы обеспечить каждое домовладение РФ широкополосным доступом в Интернет.        
Юрий Домбровский

президент Ассоци­ации региональных операторов связи







Автор: Елена Покатаева
Источник: журнал Итоги


Возврат к списку


Оставить комментарий