В неоплатном долгу

23.09.2013 DELO-2.jpg

Пустят ли по миру нашу финансовую систему утюги да пылесосы?


Бурный рост потребительского кредитования, случившийся в России сразу после кризиса 2008 года, близится к своему логическому завершению. В некоторых регионах уже сто процентов населения подсело на потребительские кредиты, которые превратились в способ дотянуть до зарплаты. Это, по мнению экспертов, наверняка приведет к массовым дефолтам заемщиков и кризису финансовой системы. Примерно такому, что накрыл в свое время американскую ипотеку.


 Кредитная география

 По данным Банка России, по состоянию на 1 июля этого года объем выданных потребительских кредитов составил 8,8 триллиона рублей. Речь идет о займах на покупку бытовой техники, мебели, одежды и автомобилей, а также задолженность по кредитным картам. Ипотечные займы в этот показатель не входят. А если бы входили, то получилась бы сумма, вполне сравнимая с годовыми расходами федерального бюджета. Но и в таком виде почти 9 триллионов рублей краткосрочной задолженности граждан выглядят серьезно. На каждого, включая стариков и младенцев, приходится не менее 61 с половиной тысячи заемных рублей. Это при средней заработной плате по стране чуть более 27 тысяч рублей в месяц.

 «Просто разделить общую сумму выданных потребительских кредитов на количество населения мало. Надо еще «расчистить» этот показатель по классам заемщиков и учесть региональную специфику», — говорит руководитель службы риск-менеджмента компании «Паллада Эссет Менеджмент» Александр Баранов. А вот и данные Национального бюро кредитных историй, иллюстрирующие оценку эксперта. Наиболее крупные суммы заимствуют москвичи и жители Московской области. В среднем 500 тысяч рублей и 343 тысячи соответственно. Далее следуют Санкт-Петербург, Свердловская, Челябинская области, Краснодарский край.

 Но вовсе не столицы лидируют в рейтинге любителей жить взаймы. Для понимания ситуации надо посмотреть на долю населения, пользующегося банковскими кредитами. Здесь москвичи уступают провинциалам. На первом месте оказалась Свердловская область. Там почти каждый житель получил кредит в банке. А еще год назад таковых было чуть более 60 процентов. На втором месте — Иркутская область. На 1000 жителей 880 займов. На третьем месте Башкирия — 869 займов на тысячу. Петербург в этом рейтинге только на 17-м месте, Москва — на 24-м. В столице на 1000 жителей только 397 займов. Этот рейтинг ярче всего иллюстрирует тот факт, что социальная, а вместе с ней и политическая напряженность переместилась в регионы. Ничего нет удивительного в том, что мэром Екатеринбурга, где все в долгах как в шелках, стал оппозиционер Ройзман. В столице пока еще, можно сказать, стабильность.

 Банкиры при этом призывают сохранять спокойствие. «На данный момент среди населения России по-прежнему остается большое количество граждан, так ни разу и не бравших кредиты», — отмечает начальник управления карточных продуктов Промсвязьбанка Мария Точилова. Ей вторит и аналитик Хоум Кредит энд Финанс Банк Станислав Дужинский. По его мнению, в России отношение общего портфеля потребительских кредитов (те самые 8,8 триллиона рублей) к ВВП составляет всего 12 процентов. А в Бразилии, например, почти 100 процентов. «Это наглядно демонстрирует тот факт, что уровень проникновения кредитных продуктов в России остается низким, а проблема избыточной закредитованности не так уж остра», — говорит Дужинский.

 Независимые эксперты с этими оценками не согласны. Дело в том, что наши долги и долги бразильцев или тем более немцев — это, как говорят в Одессе, две большие разницы.


 Магия цифр

 Дело не только в разнице стоимости заимствований. Покупая, например, в США автомобиль в кредит, потребитель переплачивает за него в среднем в 5 раз меньше, чем в России. Главной особенностью российской системы потребительского кредитования является перекладывание всех рисков на заемщика. Это позволяет банкам не тратить ресурсы на формирование современных систем оценки рисков и формирование достаточных резервов. А самих заемщиков вгоняет в круговую поруку, когда за того, кто не вернул кредит, платит его добросовестный «коллега». Эдакая кредитная пирамида получается. Выигрывает тот, кто изначально ничего возвращать не собирался. В России невозможно обнаружить репрезентативную статистику о судебных делах по поводу не возвращенных в срок потребкредитов. Таких дел очень мало, что вовсе не означает отсутствия просроченной задолженности. Просто банки с нею редко заморачиваются. Безнадежные долги, как правило, продаются коллекторским агентствам, которые действуют отнюдь не через суд. Они и не могут через суд, поскольку закона о самих коллекторах и их полномочиях в нашей стране нет. О чем не устает напоминать Роспотребнадзор. В условиях такого дикого рынка потребкредитования существенный рост задолженности населения означает приближение кризиса. А именно — волны массового невозврата кредитов.

 Наконец, система потребительского кредитования в России находится, как ни крути, в младенческом состоянии. Если в США, просрочив платеж по кредиту, вы больше не получите новый, то в России такое вполне возможно. Ведь кредитным историям всего несколько лет. И далеко не все банки ими пользуются. Поэтому в развитых странах одновременное обслуживание гражданином нескольких кредитов — это нормальная практика. Для России же рост количества таких заемщиков как раз свидетельствует о закредитованности. Третий и четвертый заем россияне, как правило, оформляют тогда, когда им не хватает денег для обслуживания предыдущих. И за последнее время количество таких «многоразовых» заемщиков выросло в разы.

 В той же населенной сплошь должниками Свердловской области более трех займов сразу имеет почти такое же количество людей, что и в богатой Москве. Почти не отстают по этому показателю Челябинская область, Краснодарский край. С учетом того что доходы там в разы ниже столичных, получается, что во многих регионах значительная часть населения — банкроты.

 «Статистика показывает, что предел закредитованности уже достигнут», — говорит декан факультета НИУ «Высшая школа экономики» в Перми Андрей Емельянов. При этом следует обратить внимание на то, что средний размер кредита неуклонно снижается. Растет доля займов на сумму от 10 до 50 тысяч рублей и падает от 100 тысяч и выше. По мнению экспертов, это говорит об одном: множество людей стараются «перехватить до зарплаты». Иного экономического смысла в микрозаймах быть не может.

 При этом снижение среднего размера кредита при постоянных комиссиях делает его обслуживание дороже. Занимая понемногу, население все глубже залезает в долги. Или на языке экономической статистики: растет общая нагрузка на домохозяйства по погашению процентных платежей. Такая штука в 2007 году приключилась с американскими домохозяйствами. Единственное отличие: в богатой Америке население назанимало сверх меры на покупку жилья, а не пылесосов-утюгов. Макроэкономическое последствие, впрочем, будет одно — финансовая система страны в конце концов не выдержит такой долговой нагрузки.







Автор: Константин Угодников
Источник: журнал
Итоги

Возврат к списку


Оставить комментарий