Откуда растут ноги у цен на электричество

Откуда растут ноги у цен на электричество 02.05.2012 Китайцы платят за нашу электроэнергию меньше, чем мы. Почему у нас такие высокие цены на электричество?


С 1 июля в России грядет очередное — и, надо полагать, не последнее — повышение цен на электричество. В стране, обладающей самыми большими в мире запасами топлива, мы уже сейчас платим за него больше, чем американцы. А отечественным предприятиям электроэнергия порой обходится дороже, чем немецким. Зато производство киловатт-часов у нас самое инвестиционно привлекательное. «Итоги» попытались разобраться, как такие концы друг с другом сходятся и является ли повышение цен объективно неизбежным.


 Цена успеха


 Вы будете смеяться, но китайцы платят за нашу электроэнергию меньше, чем мы. Например, в 2010 году Китай покупал ее по цене 1 рубль 25 копеек за 1 кВт.ч. А жители Благовещенска — 1 рубль 95 копеек. «Закупать электричество у России выгодно только по низким ценам; если же цены будут высокими, это не имеет смысла», — подчеркивал руководитель Государственного энергетического управления Китая Чжан Гобао.

 «В Амурской области тариф составляет 5 рублей 9 копеек за киловатт-час. При этом через область поставляется электроэнергия в Китай по цене 1 рубль 32 копейки. Мы субсидируем китайскую экономику, мы развиваем ее вместо того, чтобы сделать конкурентными тарифы у нас», — считает председатель «Деловой России» Борис Титов.

 В последние два года регулируемые государством тарифы на электроэнергию выросли в среднем на 40 процентов. И только в этом году правительство решило перенести очередное повышение цен с 1 января на 1 июля. При этом Минэкономразвития предлагает увеличить их не более чем на 11 процентов. Но в 2013 году рост должен составить еще 7—10 процентов, а в 2014-м — 9—11 процентов. Не так мало, как может показаться изначально. Впрочем, у энергетиков на этот счет другая точка зрения.

 «Конечно, неприятно то, что первую половину года мы будем жить в условиях замороженных тарифов и многие компании понесут убытки. Это уже отразилось и еще отразится на стоимости акций энергетических компаний», — говорил в декабре прошлого года замначальника главного управления по энергетике ОАО «ЛУКОЙЛ» Василий Зубакин. В свое время он входил в состав правления РАО «ЕЭС России» и был одним из авторов реформы электроэнергетики. В ней-то, собственно, и следует искать корни проблемы.

 Больше года назад, в ходе заседания президиума Госсовета по электроэнергетике, президент Дмитрий Медведев говорил, что если темпы роста цен на электроэнергию сохранятся, то дело может дойти до того, что «строительство собственной генерации станет выгоднее, чем покупка энергоресурсов из сети».

 Средняя цена киловатт-часа сегодня составляет 2 рубля 50 копеек. Это те же самые 8 центов, что и в США. Между тем, как гласит экономическая наука, любые сравнения внутренних цен на товары и услуги в разных странах должны основываться не на текущем курсе нацвалюты, а на паритете покупательной способности (ППС). «Если вы сравниваете цены на лекарства в России и в Европе, то можете пользоваться курсом ЦБ. Потому что 80 процентов лекарственных средств в наших аптеках импортные. С электроэнергетикой все иначе», — поясняет Булат Нигматулин, первый заместитель гендиректора Института проблем естественных монополий. Электроэнергия производится на российских электростанциях с использованием отечественного оборудования и отечественных же энергоносителей. Так что более корректный подсчет показывает, что ее стоимость для наших потребителей еще в 2010 году стала выше, чем для американских. Тогда ППС рубля к доллару составлял 16 рублей за «зеленый». Сегодня же мы платим за свет в три раза больше американцев и в два раза больше немцев. Что уж говорить о промышленности. Ситуация такова, что дальнейший рост цен грозит подорвать конкурентоспособность всей экономики. И вопрос, для кого строятся новые электростанции, оказывается далеко не праздным. По мнению директора департамента стратегического анализа ФБК Игоря Николаева, ситуация в электроэнергетике является серьезным стратегическим вызовом. Дело в том, что, по оценкам экономистов, увеличение тарифов на один процент при прочих равных условиях приводит к сокращению промышленного производства в среднем на 0,1—0,18 процента.


 Кина не будет


 «От реформы электроэнергетики потребители ожидали в том числе и создания конкурентных рынков, и повышения качества и надежности услуг сетевых организаций. Но этого не произошло», — заявил директор по энергетике Новолипецкого металлургического комбината Александр Старченко. Зато в отличие от других отраслей сама электроэнергетика воспользовалась плодами реформы сполна. Об этом можно судить по цифрам, озвученным премьером Владимиром Путиным в отчете перед Госдумой.

 Судите сами. За последние четыре года в стране введено в строй более 12 гВт мощностей. Речь идет не только о вводе в эксплуатацию Адлерской ТЭЦ, новых энергоблоков на Новгородской ТЭЦ и на Калининской АЭС. Полным ходом идет строительство пятого энергоблока на Южно-Сахалинской ТЭЦ-1. К 2014 году будет сдан третий энергоблок Березовской ГРЭС. Это только некоторые проекты, которые предстоит реализовать в ближайшее время. Для сравнения: в последнюю советскую пятилетку (1986 —1990) в РСФСР ежегодно вводилось в строй в среднем по 5 гВт генерирующих мощностей. За последние же три года чистая прибыль в гидрогенерации увеличилась на 120 процентов, в атомной — на 49 процентов. Даже теплоэлектростанции в 2010 году продемонстрировали рост EBITDA на 32 процента. Впрочем, было бы странным, если при таких ценах на конечный продукт инвестиционного бума не случилось бы.

 Реформа РАО «ЕЭС» кроме увеличения инвестиций в электроэнергетику призвана была породить конкурентную среду между генерирующими компаниями. А раз при таком увеличении мощностей цена не падает, а, наоборот, растет, значит, конкурентного рынка нет и в помине. Государство просто разделило одну большую монополию на несколько мелких, ставших монополистами каждый в своем регионе.

 Ну и, наконец, совсем уж убойный довод: по производству электроэнергии на душу населения Россия находится на втором месте в мире, опережая ЕС и отставая только от США. Из чего, как говорят специалисты, вытекает и еще одно объяснение слишком высоким ценам на электричество: завышенные планы самих энергокомпаний по инвестициям. Причем речь идет о капитальных вложениях, которые заложены в тариф в виде «инвестиционной составляющей», не оплачиваемой владельцами генерирующих мощностей.

 И процесс этот развивается в стиле нон-стоп. «Из-за неэффективности созданных мощностей покрытие убытков энергокомпании тоже попытаются взвалить на потребителей, что опять же отразится на росте энерготарифа», — считает гендиректор некоммерческого партнерства «Инновации в электроэнергетике» Эдуард Наумов. Секрет такой арифметики прост. Большая часть средств идет на строительство дорогостоящих АЭС и ГЭС, хотя их доля в выработке электроэнергии не превышает 33 процентов. А вот в строительство теплоэлектростанций вкладывается в 3,4 раза меньше. Другими словами, государство никак не стимулирует появление генерирующих мощностей с более низкой себестоимостью производства.

 Налицо, как говорят специалисты, необходимость пересмотра всей стратегии реформы в отрасли. Пока же дело ограничивается пусть и жесткими, но одноразовыми мерами — в виде увольнения руководителей компаний, замеченных в откровенной наживе на потребителях. Еще в декабре прошлого года премьер Владимир Путин обратил внимание на то, что энергетические объекты на Северном Кавказе, в Западной Сибири и на Урале фактически контролируются семейными кланами. И привел данные, согласно которым каждый второй руководитель в отрасли связан с аффилированными структурами или подозревается в коррупционных схемах. Однако только кадровых решений для того, чтобы дважды в год не повышать тарифы, судя по всему, недостаточно.







Автор: Константин Угодников
Источник: журнал Итоги


Средняя оценка:  2.62

Возврат к списку


Оставить комментарий