Займ денег у ростовщиков

05.09.2011

Вытеснят ли ростовщики профессиональных банкиров?

В России действует альтернативная финансовая система. Исконно банковский бизнес — выдача кредитов и размещение депозитов — законодательно уже не является монопольным правом самих банков. Теперь этим также могут заниматься микрофинансовые организации (МФО) и кредитные потребительские кооперативы.

 Первые лишь в июле этого года попали под надзор властей, вторые — в 2009 году. И даже за такой короткий период к ним набралось столько претензий, что на днях премьер Владимир Путин заявил об ужесточении законодательства для кредитных кооперативов. Повод для закручивания гаек один: население продолжает попадаться в сети мошенников. Прямо как во времена Лени Голубкова.

 Засуетились не только власти, но и банки, ведь отныне их поле пытаются вспахать не только конкуренты по бизнесу, но и посторонние организации, которые в борьбе за деньги клиентов пускаются во все тяжкие.


 Кредит или жизнь


 На улицах российских городов, наверное, не найдется ни одного столба или доски объявлений, где населению не предлагали бы оформить небольшой займ «без залогов, поручителей и справки о доходах». Именно эти документы, которые так настойчиво требуют банки при выдаче кредитов, микрофинансовым сетям не нужны. Более того, решение о выдаче в долг 3—4 тысяч рублей занимает считаные минуты. Казалось бы, бери — не хочу. В чем же подвох?

 Дело в том, что более либеральные, чем в банках, требования к заемщику компенсируются повышенной процентной ставкой. Для потребителей она составляет 1—2 процента в день, а сроки зачастую не превышают месяца. Но и за этот период комиссия может составить более половины изначально выданного кредита и даже больше. Этакий ломбард без залога.

 Несмотря на грабительские условия, население пользуется этой услугой довольно часто. У одной только компании «АктивДеньги» клиентов, по их собственным подсчетам, набралось уже полмиллиона. Портрет среднего микрозаемщика незамысловат. «Нашими услугами пользуются люди от 35 до 55 лет, у которых доход ниже среднего уровня и которые получили отказ на получение банковского кредита. Порядка 58 процентов составляют женщины, которые по статистике являются более надежными заемщиками», — говорит главный исполнительный директор сети «Домашние деньги» Андрей Бахвалов. Иными словами, клиентская база богатая. В том смысле, что, по разным оценкам, от 70 до 90 процентов населения имеют доход ниже среднего.

 Что общего у этих микрозаемщиков с участниками кредитных кооперативов, которых в нашей стране насчитывается порядка двух тысяч?

 Среднестатистический образ клиента обеих организаций поразительным образом совпадает. Небогатые граждане, желающие быстро взять кредит или вложить свои скудные сбережения под более высокий, чем в банках, процент. Как тут не вспомнить знаменитую фразу: «Я не халявщик. Я — партнер!..»

 По данным ЦБ, в июне этого года средняя ставка по банковским депозитам составила всего лишь 5,1 процента. Такой доход с потрохами съедает инфляция. А что предлагают микрофинансовые сети? Напрямую Закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях», вступивший в силу с января 2011 года, запрещает им брать деньги у населения. Но есть одно но: только если сумма меньше 1,5 миллиона рублей. Если больше — пожалуйста! Правда, деньги эти в отличие от банковских депозитов никак не застрахованы. Зато риск якобы компенсируется повышенной предлагаемой доходностью, которая просто поражает воображение. Например, при инвестировании в компанию «Русмикрофинанс» до двух миллионов рублей на три года ставка составляет 27 процентов годовых, а если эта сумма составляет 7 миллионов рублей — целых 40 процентов. Это в разы больше того, что могут дать банки!

 Не брезгуют подобными обещаниями и кредитные кооперативы, предлагающие жителям стать пайщиками в обмен на часть дохода организации. Их активность и привлекла внимание премьера, который увидел в высоких процентных ставках признаки финансовой пирамиды.


 Не виноватые мы


 К кооперативам и микрофинансовым сетям накопилось много претензий и у финансового омбудсмена и депутата Госдумы Павла Медведева. «Приходящие к нам люди жалуются, что их привлекли в кредитный кооператив, как правило, через рекламу в СМИ или объявления. Обещали высокие проценты. Они отдали свои деньги, некоторое время проценты платили, потом кооператив стал испытывать «временные трудности», а паи не возвратил», — говорит эксперт.

 У МФО свои аргументы. «Мы устанавливаем высокий процент потому, что выдаем краткосрочные займы части населения с низким достатком. Кроме того, заем выдается в день обращения по предоставлению минимального пакета документов, что предполагает большие риски в связи с повышенной вероятностью невозвратов. Для компаний этот показатель может быть критичным в размере более 10 процентов», — считает Евгений Гошкис, гендиректор микрофинансовой сети «РегионЗайм».

 То есть, с одной стороны, не слишком выполнимые обещания и условия, а с другой — все законно. И в этом большая проблема. Год назад ФАС высказывал предложение по поводу введения налога на так называемый ростовщический процент, а также установки максимально возможной ставки по кредиту. Монопольщики даже направили эту идею на рассмотрение в Минфин, однако ее судьба до сих пор неясна.

 Между тем введение самого понятия «ростовщический процент» в индустрии микрокредитования было бы весьма кстати. Ведь именно здесь комиссия растет не по дням, а по часам, а реальные ставки доходят до многих сотен процентов годовых. В общем, пока обдирать население разрешено на законодательном уровне, остается только жаловаться омбудсмену.

 В Роспотребнадзоре говорят, что если заемщика в полной мере проинформировали насчет реальной процентной ставки, то претензий к организации быть не может: мол, ответственность за свои решения несет только подписавший договор. Но наш Гражданский кодекс и законы о микрофинансовой деятельности и кредитных кооперативах оставляют широкое поле для маневра. Например, Закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» вступил в силу только в начале этого года, а реестр МФО Минфин опубликовал в июле. То есть до последнего момента эти организации практически не имели легального статуса. По словам замминистра финансов Алексея Саватюгина, с течением времени правила игры в этой отрасли будут ужесточаться. И тогда наверняка пресса запестрит историями о компаниях-жуликах. Ну а пока не отрегулирован даже надзорный механизм. По сути, его вообще нет. Как пояснили «Итогам» в ФСФР, «в соответствии с проектом постановления правительства ФСФР будет осуществлять контроль и надзор за соответствием деятельности микрофинансовых организаций. На данный момент проект постановления находится на стадии утверждения». Пока же премьер предложил законодательно обезопасить население от мошенников. «Вводятся дополнительные основания для проведения и начала процедур банкротства... В случае банкротства кооператива требования физлиц (его членов) будут погашаться в первую очередь и в размере, не превышающем 700 тысяч рублей, а руководители кооператива, признанного банкротом, получат свой денежный пай в последнюю очередь», — говорит премьер.

 С необходимостью внесения изменений в законодательство соглашается и заместитель гендиректора «Лиги кредитных союзов» Клавдия Волохо. «Процесс идет в сторону более жесткого регулирования рынка, и мы надеемся, что вступление в силу новых поправок позволит очистить его от неблагонадежных организаций». Впрочем, у финансового омбудсмена Павла Медведева несколько иное мнение. «Я бы ликвидировал кредитные кооперативы и организовал вместо них небольшие банки, которым не разрешались бы рисковые операции. И они были бы под надзором Центробанка. Альтернативы этому я не вижу». По его словам, законодательство разрешает производить банковские операции небанковским структурам, и эта практика глубоко порочна. «Я разговаривал с представителями немецкого Бундесбанка и спросил их о том, кто проводит расчеты в Германии. Они сказали, что на 99,9 процента — банки, а 0,1 — Western Union. У нас это больше похоже на безобразие, их проводит бог знает кто. Принятие денег МФО или кооперативом у населения — это очевидно банковская операция, она должна быть под надзором!» — жалуется эксперт.

 Другая проблема — вольное толкование в Гражданском кодексе понятий кредита и займа. По сути это один и тот же инструмент, но если первый может быть выдан только банком или иной кредитной организацией, находящейся под присмотром Центробанка, то второй — практически любой структурой. Поэтому-то в законе о МФО используется понятие «займ».


 Алло, прачечная?..


 В глаза бросается одно поразительное совпадение: умирание мелких банков из-за ужесточения нормативов совпало с бумом в секторе микрофинансовых сетей. Что подтверждает и Павел Медведев. «После того как маленький банк в результате ужесточения законодательства либо докапитализировался, либо присоединялся к более крупному, новым хозяевам старые сотрудники становились ненужными. Их увольняли, и некоторые из них, которые имели хорошие связи, организовали МФО», — рассказывает эксперт.

 Ни для кого не было секретом, что маленькие банки предпочитали обслуживать теневую экономику, которая, по грубым подсчетам, составляет до 40 процентов ВВП. После устранения «банков-прачечных» спрос нелегального бизнеса просто не мог долго оставаться неудовлетворенным.

 Возьмем абстрактного продавца арбузов. Ему нужно в начале сезона закупить большие партии урожая, но в банк доступ заказан, ведь он даже не является юридическим лицом (чеки-то при покупке бахчевых с лотков или грузовиков граждане не получают). Зато МФО вполне может его обслужить, предложив, конечно, более высокий процент, но зато гарантированные деньги, которые предприимчивый торговец при любом раскладе отобьет. Вот вам и вся теневая арифметика.

 Несмотря на двусмысленные условия, которые предлагают клиентам МФО и кредитные кооперативы, Минфин дает радужные перспективы роста, например, индустрии микрокредитования в ближайшие два года — от 20 до 30 процентов. То есть в нашей стране не только живет, но и процветает целая финансовая отрасль, альтернативная банковской системе, к тому же практически бесконтрольная. На финансовом рынке присутствует критическая масса девственно безграмотных людей, которые беззащитны перед примитивными рекламными ходами. А это значит, что потребитель еще не раз содрогнется от грохота рушащихся пирамид.







Автор: Константин Полтев
Источник: журнал
Итоги

Средняя оценка:  2.93

Возврат к списку


Оставить комментарий