Неутихающие споры о пенсионной реформе

07.12.2012 214111.jpg


Премьер Дмитрий Медведев и экс-министр финансов Алексей Кудрин нашли новую тему для споров, вступив на этой неделе в публичную полемику вокруг пенсионной реформы. Кто из них прав?


Пенсионную систему России можно наглядно представить в форме школьной задачки про бассейн — в систему втекают страховые взносы, а вытекают пенсии. И вроде простая задачка, но оказалось, что даже правительство не знает правильного ответа и на днях выяснило, что задача решена с ошибкой — об этом заявил премьер Дмитрий Медведев. Бывший министр финансов Алексей Кудрин с ним категорически не согласился.

Попробуем рассмотреть возможные решения этой задачи, но прежде чем спорить о дизайне бассейна необходимо понять, от чего зависит объем воды в нем. По данным статистики, население России составляет 142 млн человек. Из 75 млн в трудоспособном возрасте примерно 50 млн человек работает по найму и, соответственно, платит налоги и страховые взносы, а пенсию получают около 39 млн пенсионеров. Если в это уравнение добавить среднюю зарплату, тариф страховых взносов и среднюю пенсию, то мы получим бюджет Пенсионного фонда России (ПФР) по доходам и расходам.

При этом на пенсию рассчитывают все — и те, кто работал и платил налоги, и те, кто не работал или работал только на себя. По прогнозам получается что через 40 лет в 2050 году в России будет 56 млн человек в трудоспособном возрасте, из которых при сохранении текущей пропорции только 37 млн будет работать и платить взносы, которые пойдут на выплаты 44 млн пенсионерам. С каждым годом в бассейн будет поступать все меньше воды, а выливаться должно все больше и больше.

Самым сложным в этой задачке является пенсионная формула. Оказывается, что каждый, кто платит страховые взносы, приобретает пенсионные права, а размер его пенсии в будущем прямо зависит от уплаченных им ранее взносов.

В 2002 году было принято историческое решение. Государство признало, что на длинном отрезке не сможет поддерживать высокий уровень пенсий и ввело многоуровневую пенсионную систему, базирующуюся на комбинации разных принципов финансирования и расчета пенсий.

·       Базовая часть трудовой пенсии. Это фиксированная часть, которая финансируется за счет бюджета, и ее размер должен был соответствовать минимальному прожиточному минимуму пенсионера

·       Страховая часть трудовой пенсии. Ее размер зависел от стажа и заработка, а точнее от суммы страховых взносов, уплаченных в период трудовой деятельности. Страховая часть должна была реализовать принцип социальной справедливости: кто больше работал и больше зарабатывал, тот и получал пенсию больше.

·       Накопительная часть трудовой пенсии. Она зависит только от взносов и начисленного инвестиционного дохода. Накопительная часть пенсии представлена живыми деньгами, так что никакое правительство не могло бы повлиять на ее размер из популистских соображений или перераспределить на другие цели. В случае смерти пенсионные накопления наследуются и могут помочь семье.

В модели с бассейном это выглядело следующим образом: каждому работнику выдали по накопительной пенсионной канистре и обязали каждый месяц брать стакан воды и запасаться на будущее. Кроме того, рядом с бассейном поставили бюджетную водовозку, которая должна была выполнять функцию выплаты минимальной пенсии тем, кто не купил «пенсионный абонемент» в период работы.

Очевидно, что решения в 2002 году принимались ради сохранения макроэкономической стабильности и создания условий для долгосрочного экономического роста. Задавалась новая пенсионная парадигма: государство обеспечит минимальный уровень пенсий, дифференциация размеров пенсий будет осуществляться за счет обязательных и добровольных пенсионных накоплений, стимулируемых и поддерживаемых государством. Гражданин должен был определиться, кто отвечает за уровень его будущей пенсии: государство, работодатель или он сам. Были бы сформированы общественные ожидания, была бы возможность планировать свою жизненную стратегию.

Прошло несколько лет. Кто-то предложил слить воду из водовозки в бассейн, а базовую и страховую часть трудовой пенсии объединить. Когда в бассейне прибавилось воды, решили повысить пенсии и поставили на выходе трубу большего размера. Попробовали увеличить размер трубы на входе (увеличить страховой тариф), но это вызвало крайне негативную реакцию работодателей и решение отменили. Все эти сантехнические манипуляции последних лет полностью изменили первоначальную концепцию пенсионной системы.

Если говорить серьезно, то пенсионная проблема стала одной из самых обсуждаемых в обществе во многом из-за необходимости колоссальной поддержки пенсионной системы за счет федерального бюджета. Формальный дефицит на 2013 год составляет около 1 трлн рублей, а общая сумма трансфера превысила 2,8 трлн рублей.

Группа экспертов социального блока правительства подготовила документ, названный Стратегией развития пенсионной системы до 2030 года, который был раскритикован многими экспертами. Сложилось ощущение, что реальной целью Стратегии являлось именно решение проблемы дефицита: с одной стороны предлагалось повысить доходы ПФР — ввести дополнительный взнос за работников вредных и опасных производств, увеличить отчисления для самозанятого населения, отменить накопительную часть в форме «страхового маневра». С другой стороны — фактически согласиться на снижение будущих пенсий: требование 40-летнего стажа работы как завуалированного варианта повышения пенсионного возраста, отказ от выплаты пенсий работающим пенсионерам. Формальная декларируемая цель — повышение уровня пенсий — не подтверждается приложенными к Стратегии материалами. Коэффициент замещения (соотношение средней пенсии и средней зарплаты) снижается с 35% в 2012 году до 25% к 2030 году.

Одна из причин недовольства экспертов — это вытекающая из предложений правительства попытка возврата к распределительной системе. К примеру, в течение последнего десятилетия реформа досрочных пенсий во вредных отраслях рассматривалась в контексте перехода к накопительно-страховым профессиональным пенсионным системам, в которых должны были учитываться взносы за работника в период его занятости в опасных условиях труда и риск утраты здоровья. На практике работодателю вменили уплату дополнительного взноса, а условия назначения досрочных пенсий сохранили на принципах, установленных еще в СССР.

Аргументация сторонников новой Стратегии очень слабая. Ускоренная индексация государственных пенсий, которая привела к возникновению дефицита ПФР, покрывается за счет федерального бюджета, тех же налогоплательщиков. Некорректно сравнивая темп роста страховой части трудовой пенсии с доходностью пенсионных накоплений, авторы стратегии предлагают ликвидировать накопительную часть трудовой пенсии как менее эффективную. Если предположить, что бюджет резиновый, и подвести правильную идеологическую базу, то можно дотировать за счет налогоплательщиков еще и доходность по госбумагам в которые инвестированы пенсионные накопления. Это было бы справедливое сравнение, но это невозможно.

Возвращаясь к задаче о бассейне, хочется поддержать первоначальную конструкцию, созданную в результате пенсионной реформы 2002 года. Ошибки были допущены уже на этапе внедрения. «Косметический» ремонт привел к деформации первоначальной модели и потере стратегических ориентиров, с другой стороны, не уделялось достаточного внимания развитию инвестиционного потенциала и эффективности пенсионных накоплений. Задачи стимулирования экономического роста решались преимущественно за счет государственных бюджетных инвестиций, а вопросы повышения размеров пенсий принимались без должного экономического обоснования.

В любом случае текущая дискуссия о будущем пенсионной системы является полезной и выявляет всю палитру взглядов и возможных сценариев развития. Правительству приходится принимать решения в условиях ограниченных ресурсов, здесь и сейчас, однако последствия этих решений определят развитие страны на десятки лет.






Автор: Евгений Якушев, Председатель совета НПФ «Европейский пенсионный фонд»
Источник: www.forbes.ru

Средняя оценка:  2.77

Возврат к списку


Оставить комментарий