Что будет, если ликвидируют ПФ?

02.04.2012 14-DELO-pens.jpg


Выживет ли отечественная пенсионная система без Пенсионного фонда?


              
 Пенсионная реформа провалилась как минимум пять лет назад. И все это время ушло на препирательства типа «что делать» и «кто виноват». И вот реформаторы оживились вновь: авторы «Стратегии-2020» предлагают повысить пенсионный возраст, эксперты Минфина прорабатывают другие, не менее изящные пути отъема денег у пенсионеров. В стороне остается лишь главный участник процесса: Пенсионный фонд России, тихо дремлющий подле бюджетного пирога.

Мы попытались выяснить, что потеряют и что обретут наши граждане, если ПФР в один прекрасный момент перестанет существовать. Вывод такой: государство cможет не только сэкономить, но и отказаться от некоторых непопулярных мер.


 Посчитанное


 Интересная тенденция. О разрухе в пенсионной системе у нас вспоминают тогда, когда речь заходит о дефиците Пенсионного фонда. В прошлом году, напомним, ПФР не хватало порядка триллиона рублей. В этом — уже 1 триллион 75 миллиардов. Для справки: это 2 процента ВВП, или 8,5 процента расходов федерального бюджета. Из последнего сей дефицит и финансируется.

 Чтобы снизить нагрузку на бюджет, государство уже пошло на увеличение ставок социальных взносов, которые платит работодатель. И что? Как признался на съезде РСПП министр финансов Антон Силуанов, в прошлом году, когда размер страхвзносов повысили с 26 до 34 процентов от фонда оплаты труда, поступления во внебюджетные фонды выросли всего на 1 процентный пункт! Получается, что инъекция никак не решила проблему дефицита. Тришкин кафтан трещит по швам и требует новых заплаток. Наиболее вероятными могут быть следующие.

 Первое. Плавное, поэтапное повышение возраста выхода на пенсию на шесть месяцев за год для женщин и на три — для мужчин вплоть до 63 лет. Об этом, в частности, говорится в «Стратегии-2020», которую еще называют правительственной программой. Причем для мужчин и женщин эта планка одинакова.

 Второе. Наряду с повышением возраста выхода на пенсию обсуждается и увеличение периода дожития — расчетного срока жизни на пенсии, в течение которого выплачивается социальное пособие. Сегодня, напомним, это 19 лет. А будет, к примеру, 22. Приплюсуйте для оптимизма 22 к 60 (столько, как рассчитывает государство, в среднем будут жить наши старики) и почувствуйте рачительную логику решения. Если раньше причитающуюся вам часть пенсионного пирожка делили на 19, то теперь будут на 22. Словом, меньше получится. Да и до запланированных 82 лет дотянут, увы, не все — опять же экономия выходит.

 Третье. Давно обсуждается и вопрос об отмене досрочных пенсий. Сегодня на нее имеют право представители около двух тысяч профессий. И список пополняется. В 2011 году, например, в Единый квалификационный справочник была включена должность «артист горлового пения (хоомейжи)»: теперь эти мастера искусств могут получить возможность выхода на пенсию после 15 лет выступлений.

 Четвертое.
Ходят слухи об увеличении выслуги лет для военнослужащих с 20 до 25 лет — опять же как при СССР.

 Пятое.
В СССР, как многие помнят, пенсия работающим пенсионерам была ограничена определенной суммой. Не исключено, что теперь вернутся к такой практике.

 Вопрос в том, позволят ли эти меры хоть как-то снизить нарастающий дефицит Пенсионного фонда. По всему выходит, что нет. Во-первых, это лишь отсрочит исполнение обязательств фонда на срок после 2020 года. Во-вторых, дело-то не только в пенсиях, но и собственно в расходах Пенсионного фонда. А они растут.

 Судить об этом можно по закону о бюджете ПФР на 2012 год.


 Потраченное


 Хотите сенсацию? Так вот: дефицит в бюджете ПФР не отражен вовсе. В нем прогнозируется общий объем доходов в размере 5 триллионов 696 миллиардов 858 миллионов 301 тысячи рублей. Расходы же должны составить 5 триллионов 407 миллиардов 312 миллионов 63 тысячи рублей. То есть в законе прогнозируется профицит.

 Чиновники заявляют, что под дефицитом понимается та дыра, которая закрывается за счет трансфертов из федерального бюджета. Но тогда выходит, что размер дефицита не 1 триллион 75 миллиардов, как все привыкли слышать, а на порядок выше — 2 триллиона 893 миллиарда 153 миллиона 506 тысяч рублей. Именно такая цифра гострансфертов значится в бюджете Пенсионного фонда на этот год.

 «Помимо выплаты трудовых пенсий мы еще платим государственные пенсии гражданам, которых насчитывается порядка 3 миллионов человек. И эти выплаты не покрываются страховыми взносами», — пояснила «Итогам» представитель ПФР Маргарита Нагога. Правда, неплохо в этом случае более четко расписать целевое назначение бюджетных субсидий фонду в самом законе, а не сбрасывать все в один котел. Пока же, принимая в расчет сумму дефицита, приходится верить на слово. А самому ПФР сложно отбиваться от обвинений, что страховые взносы идут еще и на расходы, не связанные с выплатой пенсий.

 На что же еще фонд расходует деньги? На собственные нужды. Еще в 2005 году, когда субсидии бюджета в ПФР были не такими значительными, разразился скандал, связанный со строительством офисов этой организации. Например, в Рязани выкуплено здание у завода автоагрегатов за 28 миллионов рублей. Еще 22 миллиона потрачены на настилку мраморных полов, стеклянные двери, перепланировку помещений... В Нижнем Новгороде было построено шестиэтажное здание на 600 человек. Сооружен тогда же и новый 10-этажный офис в Казани... Это лишь малая часть списка. Судя по закону о бюджете ПФР на этот год, стройки продолжаются.

 В этом году на эти цели выделено 2 миллиарда 980 миллионов рублей. Из них 2 миллиарда 360 миллионов — на «бюджетные инвестиции в объекты государственных внебюджетных фондов» и 613 миллионов — на приобретение объектов недвижимости. В прошлом году, кстати, вложения в капстроительство обошлись фонду в 2 миллиарда 500 миллионов. Строятся, конечно, не только дворцы и офисы, а, например, дома отдыха для пенсионеров. Но из бюджетной росписи этого понять невозможно.

 Можно ли без этого обойтись? Если бы ПФР занимался только выплатами трудовых пенсий, наверное. Но помимо этого государство возложило на него еще и другие функции, как то — выплата пособий по инвалидности, материнского капитала, единовременных пособий и так далее. Получается, что вместо внебюджетного Пенсионного фонда мы сегодня имеем обычное госведомство с 2,5 тысячи территориальных управлений, которое отвечает практически за всю социалку. Кроме того, фонд активно занимается еще и международным сотрудничеством, одной из основных целей которого является создание имиджа страны как социального государства. В этом году «имидж» потянет на 8 миллионов 279 тысяч рублей(в прошлом хватило 6 миллионов 848 тысяч).

 Цифры можно приводить долго. Так, на «управление в сфере госфункций» выделено 92 миллиарда рублей. Сюда входят и закупка товаров, работ и услуг на сумму почти 28 миллиардов рублей, и расходы на выплаты персоналу в 63 миллиарда, и так далее. Всего в ПФР работает 133 тысячи специалистов. И можно понять негативную реакцию чиновников на предложение первого зампреда ЦБ РФ Алексея Улюкаева ликвидировать ПФР как класс. «Это экспертное мнение, высказанное господином Улюкаевым, весьма оригинально. Прежде всего потому, что оно, честно говоря, выходит за рамки контекста той дискуссии, которая активно ведется внутри экспертных групп, готовивших новую редакцию «Стратегии-2020», — заявил замглавы Минздравсоцразвития Юрий Воронин.

 В самом же ПФР говорят о том, что проблема не только в финансировании пенсий, но и в персонифицированном учете каждого пенсионера, администрировании процесса назначения самих трудовых пенсий, его юридического сопровождения и так далее. Кто-то этим все равно должен заниматься, даже если выплата пенсий будет происходить напрямую из бюджета. Словом, есть опасность, что дело обернется просто сменой вывески на здании ПФР в Москве.


 Накопленное


 Главная проблема сегодняшней пенсионной системы в России в том, что она продолжает сидеть на двух стульях, так и не завершив переход от старой солидарной к современной накопительной. Парадокс: чисто внешне она похожа на американскую, считающуюся одной из самых успешных в мире. Но быть похожим еще не значит быть таким же. Тем более что отличия между ними хотя и в деталях, но весьма существенные.

 В США, например, современная страховая пенсионная система существует уже 77 лет. Но финансируется она федеральным бюджетом и бюджетами штатов, а не отдельными государственными организациями. При этом каждый американец отчисляет в пенсионную систему 6,2 процента своего годового дохода. Еще столько же за него платит работодатель. Эта сумма впоследствии идет на выплату так называемой гарантированной пенсии, которая не такая уж и большая — чуть меньше 1000 долларов в месяц.

 А вот та часть пенсии, которая в России называется накопительной, в США является добровольной. Хочешь — копи, хочешь — проедай сразу. Она может складываться из нескольких источников. Первый — это добровольное отчисление части зарплаты по пенсионному контракту с компанией. Это выгодно и для работника, и для компании, так как предполагает налоговые послабления. Второй — накопления на личном пенсионном счете, например, в негосударственном пенсионном фонде, ПИФе, банке и т. д.

 Мы же одна из немногих стран мира, где накопительная и страховая пенсионные системы имеют одного фактического распределителя средств между пенсионерами нынешними и будущими — все тот же ПФР. И распределяет он эти деньги крайне несправедливо. Например, в отличие от американцев работающие россияне копят себе на старость в обязательном порядке. При этом у них нет права определять, в какие инструменты вкладывать эти накопления.

 Частные компании управляют пенсионными накоплениями более 15 миллионов россиян. Еще порядка 60 миллионов остаются так называемыми молчунами, и их средства в объеме 1 триллиона 100 миллиардов рублей лежат на счетах ВЭБа. Ирония же судьбы в том, что даже эти деньги самим гражданам не принадлежат. Это, кстати, периодически создает соблазн для чиновников решить проблему дефицита, наблюдающегося в страховой системе, за счет ликвидации накопительной части пособия. Такое предложение, например, содержалось в представленной еще в 2007 году концепции развития пенсионной системы. И хотя затем чиновники от своих слов отказались, их предложение слить средства будущих пенсионеров с бюджетом ПФР означало именно это.

 Алексей Улюкаев, наоборот, предлагает выплачивать пенсии непосредственно из бюджета. «Нет проблемы дефицита Пенсионного фонда. Это не более чем транзитный счет трансферта из федерального бюджета на счет пенсионера», — говорит первый зампред ЦБ. Фактически он предлагает вспомнить положения, которые разрабатывались еще десять лет назад. Ведь тогда предполагалось, что накопительная система будет постепенно вытеснять страховую. Чего по факту не происходит. И, кстати, их авторы тогда же указывали, что возникающий дефицит будет погашаться за счет бюджета.

 Об этом, кстати, говорит и председатель правления ПФР Антон Дроздов. «Вообще снижение зависимости Пенсионного фонда от госбюджета не самоцель. Цель любых изменений и пенсионных реформ — защита граждан от потери заработка при выходе на пенсию», — говорит он. Но почему в этом случае предложение Алексея Улюкаева платить пенсии непосредственно из госбюджета вызывает столько эмоций у чиновников?

 «Речь должна идти о том, как будет меняться размер пенсионных обязательств», — пояснил «Итогам» президент Центра стратегических разработок Михаил Дмитриев. По его мнению, нынешняя пенсионная система слишком сильно страдает от уравнительности и именно поэтому не обеспечивает достойный уровень пенсий. При этом она гораздо меньше подвержена риску старения населения, чем аналогичные системы в развитых странах. Хотя бы в силу того, что доля населения старше 80 лет (самого нетрудоспособного) в России растет медленнее. И даже к 2050 году она, например, не достигнет того же показателя, что в современной Италии. Между тем к середине века с накопительных счетов в России будет выплачиваться более половины всех пенсий. А расходы бюджета на эти цели сократятся.

 Словом, не рухнет небо на землю, если пенсии будет платить бюджет, а Пенсионный фонд расформируют. При условии, конечно, что государство, переключившись с бухгалтерской задачи латания дефицита, вспомнит об инструментах реформирования всей системы. Ведь изначально в концепции пенсионной реформы говорилось даже о корпоративных пенсиях. Впрочем, это тема для отдельного разговора.








Автор: Константин Угодников
Источник: журнал Итоги

Средняя оценка:  2.75

Возврат к списку


Оставить комментарий