Куда едут лечиться россияне?

04.02.2013 medicine2.jpg

Для россиян лечение за границей — зачастую единственная возможность выжить.


До декабря 2011 года жизнь Ирины Соколовой (имя изменено) шла по привычному сценарию: ребенок, работа, муж. И, как это бывает, в один прекрасный день все рухнуло. Переодеваясь, Ирина обнаружила подозрительное уплотнение в груди. Так как в ее роду по женской линии уже бывали онкологические заболевания, Ирина побежала проверяться. Проведенная биопсия страшные подозрения подтвердила: опухоль оказалась злокачественной. По огромному блату Ирине устроили аудиенцию у довольно известного в Москве врача, трудившегося в пафосной ведомственной клинике.

 «Звездный» доктор был категоричен:
 — Надо резать. Мы вам дадим наркоз, достанем образование и тут же передадим на срочную гистологию. Если подтвердится, что это рак, то объем операции расширится вплоть до полного удаления груди. Дальше будем решать, как лечить.
 — То есть разрежем — а там посмотрим?!
 — Именно.

 Такой подход показался Ирине несколько странным. Супруги решили, что нужно проконсультироваться где-то еще. Вопрос: где? И тут им впервые пришла в голову мысль о лечении за границей. Как известно, есть несколько стран, продвинувшихся на поприще лечения рака, но «первыми среди равных» считаются Израиль и Германия. Цены в Израиле ниже, и Соколовы решили искать помощи там. Вид рака Ирине израильские медики классифицировали, но заключение МРТ признали неинформативным, так как приехала она не в положенные дни (результаты напрямую зависят от фазы женского цикла). Чтобы определить точный размер опухоли и уточнить объем лечения, посоветовали пройти еще одну диагностику. Ирина тогда посчитала это выкачиванием денег и вернулась в Москву, где и легла на стол московского светила.

 Операция была сделана, но анализы показали, что удаленная опухоль дала метастазы и требуется курс химиотерапии. В больничном эпикризе значилось, что Ирине прооперировали правую грудь, хотя на самом деле резали левую. Дома муж успокаивал расстроенную супругу: «С кем не бывает — ошиблись. Хорошо, что только на бумаге, а не на операционном столе». Но результаты гистологии (исследования опухоли) почему-то расходились с израильскими. Вид рака московские доктора диагностировали совсем другой, а от этого зависел рецепт «коктейля» и протокол ведения «химии». А значит — и конечный результат. Не на шутку встревоженная женщина побежала в НИИ Герцена — пересдавать анализы. Благо, в пафосной ведомственной клинике ей выдали образцы опухоли. Правы оказались израильтяне.

 «Я только тогда поняла, что израильские врачи не хотели ничего делать вслепую, а нашим море по колено, — говорит Ирина. — Сколько раз я слышала от наших врачей: «Да какая разница: дольковый или протоковый вид рака? Лечение ведь одинаковое! Ну, в двух лимфоузлах метастазы, и что? Вам же их все равно удалили! Подумаешь, перепутали «право» и «лево» в выписке… да у нас такой поток идет, это неудивительно. Резали-то правильную грудь? Вот и отлично!» Врачи тоже люди, могут ошибаться. Но слишком много накладок на одну меня, бедную. Меня стало напрягать обилие пусть даже и мелких, но косяков».

 Мобилизовавшись, Ирина на «Одноклассниках» отловила подругу детства, еще в «серпастые» времена эмигрировавшую в Тель-Авив. Та быстренько выслала нужные пароли-явки надежных посредников. Через несколько дней Ира уже проходила новое обследование в Израиле. Местные доктора подивились технике операции, проведенной в Москве, но протокол «химии», выписанный в российской больнице, забраковали. Мягко намекнули, что эта система уже давно устарела и в цивилизованных странах вышла из обращения. К тому же врачебный осмотр выявил некие проблемы в оперированной груди — шов воспалился и болел. Рентген показал наличие там инородного тела. Оказалось, как в анекдоте: врач «забыл» в ране марлевый тампон. Баночка с медицинским сувениром сейчас хранится в шкафу у Ирины.

 «Я была сыта по горло высокими стандартами лечения в Российской Федерации, — говорит Ирина, решившая рассказать свою историю в ЖЖ под ником Soldat_Jane. — Можно попасть к хорошему доктору, но плохой медсестре, которая после правильной операции введет неправильное лекарство. Или правильное, но не той дозировки. Или правильной дозировки, но не тому пациенту. И я не преувеличиваю — мне прекрасно известны такие факты». Поэтому на семейном совете было решено проходить химиотерапию в Израиле.

 В клинике Ирина была далеко не единственной россиянкой. Вместе с ней примерно в таком же режиме лечились «туристы» из разных российских городов. Ежегодно около 70 тыс. россиян выезжают на лечение за границу. Они увозят из страны порядка одного миллиарда долларов, который остается в зарубежных клиниках. Такие цифры приводились на международной конференции индустрии здравоохранения «Медицина-2012». Большинство едут просто во избежание проблем. Наши медицинские «туристы» признают: саму операцию российские врачи способны провести на уровне лучших западных стандартов, но потом их успехи часто сводят на нет ошибки в процессе реабилитации.

 «Не будем забывать и про такой комплекс мер, как выхаживание, — отмечает Екатерина Бермант, директор благотворительного фонда «Детские сердца», помогающего детям с врожденным пороком сердца. — На Западе с этим пока дела обстоят на порядок лучше. Бывают случаи, когда врачи звонят нам и говорят, что этого ребенка надо отправить за границу, потому что здесь его не вытянуть».

 Двухлетнему Косте Емельянову из Подмосковья повезло. Вот уже месяц как он проходит лечение в клинике швейцарской Лозанны. В июле прошлого года у мальчика обнаружили рак сетчатки глаза (ретинобластома). При правильном и своевременном лечении эта болезнь излечима. Но далеко не всегда врачам удается спасти глаз. Прогноз российских специалистов был неутешителен. Глаз, считали они, пришлось бы удалить. Альтернативный путь предложили в Швейцарии. Сложное комбинированное лечение, счет за которое уже превысил полтора миллиона рублей, дает обнадеживающие результаты, а значит, у Кости появилась надежда на полноценную жизнь.

 В это же самое время в небольшом пансионате в пригороде Берлина восстанавливается после очередной операции 15-летний Ролан Зайнуллин из Башкирии. В прошлом году российские онкологи избавили Ролана от опухоли на левой бедренной кости (остеогенная саркома). Рак отступил, поврежденный участок заменили эндопротезом, но ослабленная саркомой и химиотерапией кость продолжала разрушаться, на эндопротезе появилась инфекция. Мальчика мучили боли, и российские врачи заговорили об ампутации. Немецкие специалисты предложили спасти ногу, но сложное лечение будет стоить не менее двух миллионов рублей. Первая операция прошла успешно, прогноз оптимистичный, вторая намечена на конец февраля…

 «В странах с развитой медициной лечат практически все, — рассказывает глава компании «География путешествий» Галина Опалева. — Правда, есть страны, где отдельные направления медицины получили наибольшее развитие. Во Франции, например, есть целые клиники, которые специализируются исключительно на коленном или плечевом суставе, поэтому пациенты со сложными случаями предпочитают оперироваться именно там. Одна из университетских клиник Германии проводит уникальнейшие операции в области кардиологии. На лечении гинекологических заболеваний и бесплодия больше специализируются клиники Австрии и все той же Германии, а вот эстетическая медицина и пластическая хирургия однозначно лучше во Франции и Швейцарии».

 К тому же важную роль играет уровень сервиса, аккуратность и внимательность всего медперсонала. Именно поэтому люди и делают выбор в пользу зарубежных клиник.

medicine_1.jpg

 «Германия долгое время оставалась лидером по приему наших пациентов ввиду того, что раньше других оказалась на этом рынке и предлагает самый широкий спектр медицинских услуг, — комментирует заместитель генерального директора компании MedRise Елизавета Гамаюнова. — Чаще всего едут к кардиологам, онкологам, ортопедам и трансплантологам. Но в последнее время, с введением безвизового режима с Израилем, его клиники составили серьезную конкуренцию немецким. Там ниже цены и часто отсутствует языковой барьер. А список медицинских услуг и квалификация врачей не уступают немецким. К тому же израильские врачи более других преуспели в лечении кожных заболеваний».

 А вот Швейцария, несмотря на высочайший уровень своей медицины, пользуется у россиян меньшим спросом из-за очень высоких цен. Обследование организма обойдется здесь в 4—5 тыс. евро, в то время как в Германии, Австрии или Франции это стоит не более 3,5 тыс., а в Израиле или Южной Корее — вообще 400—800 евро. Замена сердечного клапана в Швейцарии будет стоить примерно 35—40 тыс., тогда как во Франции и в Австрии — от 16 до 28 тыс. евро. Для сравнения: в Израиле и Южной Корее — не дороже 23 тыс. евро.
 В швейцарские клиники отправляются, как правило, наиболее состоятельные пациенты. Особенно хорошо в Швейцарии развиты диагностика, пластическая хирургия и омоложение организма.

 Особо следует сказать о Южной Корее, куда едут россияне из дальневосточных регионов. Это ближе и дешевле, чем Европа. Ведь для них даже простая консультация в московской клинике, с учетом переезда, обходится порой дороже, чем аналогичная услуга в Южной Корее. Профессиональный уровень корейских врачей достаточно высок, чтобы привлечь пациентов даже из США, а ассортимент медицинских услуг и их цены сопоставимы с израильскими. А после того, как власти разрешили государственным клиникам принимать иностранных пациентов, цены стали еще ниже.

 По данным компаний, занимающихся медицинским «туризмом», наибольшим спросом у россиян пользуются иностранные онкологи и ортопеды. Кардиология же сегодня менее популярна, в том числе и из-за улучшения кардиологического обслуживания в России. «Но каковы бы ни были наши успехи в отдельно взятых клиниках и направлениях, а оказать своевременную специализированную помощь мы можем пока не всем, кто в ней нуждается, — признает руководитель отделения неотложной хирургии врожденных пороков сердца Института кардиохирургии им. В.И. Бураковского, профессор Константин Шаталов. — Банально не хватает мест в современных медицинских центрах, которые могут проводить высокотехнологичное лечение, такое, например, как трансплантация или операции на открытом сердце».

 Есть, однако, такие заболевания, которые приходится лечить за границей просто потому, что в России такой помощи оказать пока не могут. Главный педиатр департамента здравоохранения Москвы, директор Центра детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Д. Рогачева, профессор Александр Румянцев говорит, что иногда у нас не хватает соответствующих методик и специалистов. «Есть такие заболевания, к которым относятся некоторые виды врожденных пороков развития, требующие экспериментального лечения, тяжелые формы врожденных иммунодефицитов, — объясняет он. — Сюда же можно отнести некоторые виды реабилитации, требующие опять же специальных высокотехнологичных методик. В том же ряду стоит детская трансплантация. Но ее не проводят не из-за отсутствия специалистов, а потому, что российское законодательство не регламентирует забор органов у детей. В этих случаях пациента следует направить на лечение за границу, причем сделать это за счет федерального бюджета. За государственный счет в иностранную клинику можно попасть в том случае, если технология, требуемая для лечения, не зарегистрирована на территории России. Ну или если российские специалисты, в отличие от западных, не могут помочь конкретному пациенту».

 Однако такое заключение должны дать специалисты ведущих федеральных медцентров, а решение принимается на уровне Минздрава. Ждать его долго, да и дают его с неохотой. Ежегодно не более двадцати человек получают такие рекомендации и направления.

 От бюджета и Минздрава Екатерина Бермант добра не ждет. «Есть регламент и есть квоты на оказание высокотехнологичной помощи за границей, — поясняет наш собеседник. — Но вы себе даже не представляете, какая там очередь из людей, которые не капризничают, а действительно нуждаются в квалифицированной помощи. Взять хотя бы такое редкое заболевание, как муковисцидоз (наследственное заболевание, характеризующееся тяжелыми нарушениями функций органов дыхания и желудочно-кишечного тракта). До недавнего времени у нас не пересаживали легкие, и люди с этим заболеванием вынуждены были умирать или искать пересадку в Европе. Этот механизм Минздрава работает так медленно и с таким скрипом, что и связываться с ним не хочется. Наши пациенты могут просто не дожить до принятия решения».

 Как пояснила нам руководитель отдела по работе с пациентами фонда «Подсолнух» Татьяна Лобанова, чаще всего проблема заключается в неготовности врачей дать официальное заключение о том, что ребенка надо везти в Европу, так как он не может получить необходимого лечения в России. «Уж не знаю, руководствуются ли они чувством патриотизма или боятся потерять лицо перед Минздравом», — с грустью в голосе замечает Татьяна.

 «Подавляющее большинство людей, которые отправляются на лечение за границу, делают это не от хорошей жизни, — считает президент Лиги пациентов Александр Саверский. — Наша система здравоохранения выдавливает этих пациентов. Чего уж там говорить, далеко не во всех больницах работают такие квалифицированные специалисты, как в ведущих федеральных центрах. Неверные диагнозы, неправильное лечение и врачебные ошибки не такая уж редкость. Очередь на плановое лечение, очередь на квоту, поборы, отсутствие необходимых лекарств и т.д. Некоторые больные боятся просто не дожить до того момента, когда они попадут наконец к хорошему специалисту, получив все необходимые выписки, заключения и направления. У меня неоднозначное отношение к работе благотворительных фондов, которые собирают деньги на отправку людей за границу.

 С одной стороны, они делают благородное дело, помогая людям обрести здоровье и вернуться к нормальной жизни. Но, с другой стороны, такая благотворительность развращает наше государство. Мы с вами достаточно заплатили в виде всевозможных налогов, чтобы получить достойную медицину. Сегодня же создается абсурдная ситуация. В стране существуют две параллельные медицины. Одна парадная, где все есть, все лечат и все это бесплатно, а другая — полный ее антипод, с некомпетентными врачами, нехваткой лекарств и постоянными поборами. Есть государственные медучреждения, где до 30% услуг оплачивается пациентами. Потому что если они станут ориентироваться только на бесплатные услуги, эффективность такого лечения будет весьма условной. Это в высшей степени аморально — делать деньги на страхе и боли людей. Так что не надо удивляться, что наши граждане не желают связываться с такой медициной и везут свои деньги за границу».


gde_lechat_2.jpg




Авторы: Роман Уколов , Наталья Гранина
Источник: журнал
Профиль

Возврат к списку


Оставить комментарий