Во сколько на самом деле обойдется детский сад

Во сколько на самом деле обойдется детский сад 14.11.2011 Знакомая журналистка из отдела расследований крупной газеты рассказывала мне про откаты. Рассказывала с ужасом: речь шла о детском садике, в который она, переехав в другой район, привела дочку.

Я даже как-то растерялся: откаты от кого? От производителей игрушек, издателей детских книжек, поставщиков продуктов? Тоже может быть, но что особенно потрясло мою знакомую — это детские театры. Воспитательница собирает с родителей деньги на билеты, театр откатывает ей 20%. «Они даже не скрывают этого! — возмущалась журналистка. — Так и говорят: детки будут много ходить в театр, у нас есть материальная заинтересованность». Теперь ее жалобу разбирают в окружном департаменте образования, и граждански активная мать никак не может забрать из садика документы на дочь — заведующую пошли таскать по комиссиям.

К чему я это говорю? К тому, что я отношусь к той примерно трети населения России, которая считает, что детям нечего делать в детском саду. Дело не только в коррумпированности дошкольных учреждений (вот здесь собрано неплохое досье), но и в том, что происходящее в садике прямо и существенно влияет, например, на качество высшего образования, которое получит ваш сын или дочь, а также на то, сколько они будут зарабатывать, когда вырастут. И контролировать то, что происходит в системе детсадов, едва ли не труднее, чем собственно растить детей.

Совсем недавно, в сентябре 2011 года, группа ученых из Гарварда, Беркли и чикагского Северо-Западного университета закончила большое важное исследование. Оно завершило эксперимент, начатый в 1985-1989 годах в штате Теннесси. Тогда 11 571 ребенка случайным образом распределили в детсадовские группы и младшие (с первого по третий) классы школы с разными характеристиками: большей или меньшей численностью групп, более или менее опытными воспитателями и так далее. Всех этих детей тестировали на усвоение учебной программы. В первых результатах по нынешним меркам нет ничего неожиданного: чем меньше детей в группе или в классе, тем выше результаты тестов; чем больше стаж воспитателей и учителей, тем лучше дети усваивают первые школьные навыки. Гораздо интереснее, впрочем, было бы узнать, как все это сказывается на ребенке, когда он вырастает. Ведь вполне может быть, что успех во взрослой жизни никак не связан с результатами каких-то тестов, проведенных в шесть лет.

Надо было ждать. И вот наконец ученые смогли сопоставить старые данные с информацией из налоговых деклараций 95% тех самых детишек из Теннесси — теперь уже 27-летних молодых людей. Те, кто оказался в маленьких детсадовских группах, с большей вероятностью получили высшее образование (причем в более престижных университетах), женились и приобрели собственную недвижимость. Те, кто попал к воспитателю со стажем больше 10 лет, зарабатывали на $1093 в год, или на 7%, больше, чем в среднем по выборке (это существенная разница: в 27 лет в американской провинции зарабатывают немного). Дело не в том, что в более качественной группе — небольшой, в среднем 15 человек, и с квалифицированным воспитателем — дети становятся «умнее», то есть лучше развиваются когнитивно. Скорее у них формируются качества, необходимые для успеха во взрослой жизни: старательность, неагрессивность, инициативность.

Попадание в хорошую группу — маленькую и с хорошим, знающим воспитателем — в среднем увеличивает годовой доход в 27 лет на $1520. Кстати, для тех, кто старается найти своему ребенку детсад по классовому принципу — чтобы там было побольше детей из семей с тем же уровнем дохода: вот это как раз на жизненный успех не влияет. Ученые, при всей статистической дотошности подхода — кому не лень, подивитесь сияющему перфекционизму работы по ссылке — не сумели вывести внятную связь между количеством детей из бедных семей в группе и средним уровнем дохода в 27 лет.

Теперь давайте перенесемся из Теннесси хотя бы в Москву. Недавно мэр Сергей Собянин отрапортовал, что ликвидировал очередь в столичные детские сады: осенью прошлого года в ней стояло 25 000 человек, а теперь — аж в 14 раз меньше. Думаете, это произошло только за счет открытия новых садиков или, скажем, борьбы с практикой записи в сад с рождения, из-за которой очередь выглядит больше, чем на самом деле? Нет, конечно. Во многих садах ослабили требования к размеру групп. Теперь попасть в садик стало легче — но, если верить результатам американского исследования, ценой снижения будущих заработков вашего ребенка.

Да, и много вы видели в соседнем садике воспитателей со стажем больше 10 лет? Сейчас чаще встретишь недавно приехавших в Москву молодых девушек, которые собираются работать в этой системе до первой возможности найти место получше. А от тех опытных педагогов, которые все-таки встречаются, и мне, и моим знакомым в первую же минуту знакомства хочется бежать очертя голову, потому что вспоминается счастливое советское детство.

Размер взятки за попадание в нужный садик доходил в прошлом году в Москве до 200 000 рублей. Эти деньги родители в погоне за детской социализацией и стандартной программой подготовки к школе готовы отдать — за что? За откатные походы в театр, за результаты, которые никто даже не измерит, потому что у нас не штат Теннесси, за потерю — в конечном счете — будущих доходов?

Мне гораздо понятнее тщательный выбор няни, развивающего центра, в который можно водить ребенка (там и социализация, если что), даже частных учителей по отдельным предметам. И я даже не уверен, что в моем городе этот сценарий по сумме дороже, чем детсадовская морока. Самая маленькая детсадовская группа — это один ребенок, самый хороший воспитатель — тот, которого ты выбрал из многих, а не получил в довесок к госучреждению для хранения детей.








Автор: Леонид Бершидский
Источник: www.forbes.ru

Возврат к списку


Оставить комментарий