Могут ли дети быть предпринимателями

Могут ли дети быть предпринимателями 20.09.2011 В 1988 году жителю Корал Гейблз в штате Флорида Насиру Ашемимри позавидовал маленький сын и попросил сделать ему визитные карточки как у папы. Ашемимри, управлявший небольшим инвестиционным бизнесом, решил, что за визитками должно все-таки что-то стоять. И, вложив $27 500 своих денег, а еще $353 500 собрав у друзей, основал фирму, которая должна была снабжать детей всем необходимым, чтобы затеять собственный бизнес.

За $9,95 Ашемимри предложил подписку на ежеквартальный бюллетень своего клуба Busine$s Kids, футболку с логотипом (который он первым делом зарегистрировал в качестве торгового знака), ручку и 25 визиток с тем же лого. Имя и фамилию член клуба должен был написать на карточках от руки.

Чтобы основать стартап, этого, понятно, недостаточно. Так что за дополнительные $39,95 можно было купить специальное руководство. Ашемимри написал его совместно с профессорами местной бизнес-школы, которую заканчивал. В нем описывались 16 бизнес-идей от мытья машин до «издательского бизнеса». Последний заключался в выпуске классного справочника «Кто есть кто»: с одноклассников требовалось собрать адреса и телефоны плюс по $5 за честь быть включенным в справочник. Готовый продукт можно было продать тем же самым одноклассникам еще за $5. И не нужно никакого стартового капитала!

Статью об интересном бизнес-начинании Ашемимри, уроженца Саудовской Аравии и бывшего пилота, опубликовала флоридская газета Sun-Sentinel. На момент ее выхода в марте 1988-го, через три недели после запуска проекта, в клубе был 91 член — таким оказался отклик на рассылку 10 000 предложений.

Как вы думаете, что было дальше? Тут меня так и подмывает пропустить три десятка строчек, чтобы не было видно ответа. Ну? Что скажете? Заработала фабрика по вовлечению младших школьников в предпринимательство?

Нет. Тщетно искал я недавние следы компании Lemonade Kids, основанной Ашемимри под проект. Зарегистрированные на нее торговые знаки с 1990 года доступны всем желающим за пару сотен долларов. Подозреваю, что проект умер, едва родившись. Даже родители, способные восхищаться основателем IKEA Ингваром Кампрадом, с прибылью продававшим одноклассникам карандаши и ластики, десять раз подумают, прежде чем разрешить своим детям предприятие типа «Кто есть кто». Я за свободное предпринимательство, но такую аферу поощрять не стал бы.

Надо ли вообще прививать детям предпринимательские навыки до того, как у них разовьются хоть какие-то профессиональные? Редкий ребенок способен придумать и изготовить востребованный, пусть даже на очень узком рынке, продукт. Не будем всерьез рассматривать школьные «бизнесы», торгующие всякими поделками за внутреннюю школьную валюту (подобный австралийский опыт я описывал здесь, но похожие примеры есть и в Америке, и в Британии). Кроме неквалифицированного труда дети мало что могут предложить рынку. Так что жизнеспособный детский бизнес ограничится или незапрещенными формами такого труда вроде мойки машин (помните мальчика из старой рекламы Альфа-банка?), или торговлей. А это с нашей, родительской точки зрения нехорошо. Хотя многие из нас жалеют, что не впитали талант продавца с молоком матери или просто вовремя его не развили, большинство из нас все же хочет, чтобы наш ребенок был творцом, создающим, а не продающим ценности.

Недавно я разговаривал с основательницей одного образовательного стартапа. Одна из его составных частей — создание обучающих площадок, на которых дети могут попробовать себя в разных профессиональных и карьерных ролях. Предполагается, например, создать производства — одежды, игрушек — и магазины, в которых весь штат будет состоять из детей от 7 до 14. То есть они смогут учиться и шить, и управлять производством, и торговать. В принципе похожие проекты существовали и в советские времена, например, до сих пор действующая детская железная дорога в подмосковном Кратове. Может быть, во мне говорит мое советское детство, но я скорее за такую вот раннюю возможность примерить на себя профессию, чем за детское предпринимательство. Сначала научись что-нибудь делать хорошо — гордость за продукт только способствует развитию коммерческих навыков.

Меня не вдохновляют истории вроде рассказа американского мальчика Морриса Бейды о том, как он основал собственную «компьютерную консалтинговую фирму»: за то, чтобы объяснить какую-нибудь простую функцию компьютерно безграмотным соседям, он стал брать $5. Теперь Моррису 17, его практика разрослась, он консультирует клиентов с улицы и берет $25-35 в час. Такие фирмочки в Москве расклеивают объявления в лифтах. Доход от них небольшой, для меня было бы намного ценнее, если бы мой сын для начала привык помогать людям бесплатно.

Пожалуй, есть только один вариант, при котором игра в раннее предпринимательство кажется мне полезной. Он описан вот в этой презентации американца по имени Тейлор Конрой, одержимого строительством школ для африканских детей.

Строительство школы в Кении обходится в $9000-10 000. Конрой провел эксперимент: он выделил 18 начальным классам по $100 и предложил любыми средствами сделать из них $500. Дети сами решали, как они это будут делать: мыть автомобили, торговать лимонадом или стричь соседские лужайки. Они понимали, зачем нужны деньги, — на школу для их ровесников в далекой стране, — но достигали благотворительной цели предпринимательскими способами. Деньги, в конце концов, удалось собрать всем участвовавшим в эксперименте классам.

А в одном из них семилетний мальчик вдруг сказал, что написал пьесу.

«Продадим всем билеты, как раз хватит», — объяснил он Конрою. И все его одноклассники верили, что билеты на эту пьесу можно будет продать! Идеальный случай, на мой непредпринимательский взгляд, выглядит как-то так.




Автор: Леонид Бершидский
Источник: www.forbes.ru

Возврат к списку


Оставить комментарий