Нестабильный рубль

13.06.2012 141752.jpg


«Рубль девальвировался почти на 20 процентов, что в мировой практике считается валютным кризисом».

На протяжении мая — начала июня официальный курс рубля обесценился к доллару на 15 процентов, к евро — на 7 процентов. Российская валюта вплотную приблизилась к 20-процентной девальвации, которая в мировой практике считается валютным кризисом. Попробуем разобраться, что же произошло с курсом нацвалюты, в чем причины девальвации и что можно ожидать в будущем.

 Валютный рынок в очередной раз наступает на одни и те же грабли. За последние четыре года это уже четвертая атака на рубль, причем девальвация стала практически ежегодной, с каждым разом все более резкой и с возрастающей амплитудой. Причина всех этих микрообесцениваний — слабость российской экономики, так и не усвоившей уроки не только кризиса 2008 года, но и более раннего валютного кризиса десятилетней давности. Чрезмерная зависимость от цен на нефть, внешнего спроса, западных инвестиций, неконкурентоспособность продукции не только на внешнем, но и на внутреннем рынке делают ее уязвимой к любым шокам.

 Сейчас принято во всем винить Европу с ее долговыми проблемами, начавшейся рецессией в отдельных странах и растущей вероятностью выхода Греции из еврозоны. В этих условиях вполне понятно стремление инвесторов уйти из евро в более устойчивую и пока еще растущую американскую экономику, а также попутно выйти из других валют, особенно стран с развивающимися рынками. Но рубль за последний месяц обесценился не только к доллару, иене, евро, фунту, франку, кроне (вне сомнений, американская, японская и европейская экономики более конкурентоспособны, чем российская), но и к валютам таких стран, как Австралия и Канада. Рубль подешевел даже по отношению к национальным валютам Украины, Белоруссии, Казахстана, Таджикистана, прочих стран СНГ и стран с развивающимися рынками. Так что истинные причины бегства от рубля нужно искать внутри российской экономики, внешние факторы послужили лишь поводом или спусковым механизмом.

Еще в июле прошлого года отмечалось, что замедление роста мировых цен на нефть при столь высоких объемах импорта, превысивших докризисные уровни, и устойчивом оттоке капитала неизбежно обернется для нашей страны новым валютным кризисом. Вопрос стоял лишь о времени, когда он случится. Прогнозировать стоимость нефти на мировом рынке — дело неблагодарное. Можно лишь утверждать, что снижение среднемесячных цен на 10 долларов при прочих равных приводит к сокращению поступления валютной выручки от экспорта нефти и нефтепродуктов (цены на газ начинают снижаться лишь через несколько месяцев) примерно на 2,5 миллиарда долларов за месяц.

 Возникает естественный вопрос: что будет с курсом рубля в ближайшей перспективе? По всей видимости, Банк России активнее начнет применять валютные интервенции в соответствии с правилами, которые установлены для механизма плавающего валютного коридора. По мере приближения к верхней границе коридора бивалютной корзины (сейчас это 38,15 рубля) интенсивность интервенций будет возрастать, вплоть до 500 миллионов долларов на каждые 5 копеек расширения коридора. Это своего рода валютный амортизатор.

 Однако амортизаторы со временем изнашиваются, качество их работы постепенно падает, и происходит это очень медленно и незаметно — приспосабливаясь к этому, водитель не представляет, насколько опасным стал его автомобиль. Применительно к российской экономике это означало укрепление рубля после кризиса и снижение конкурентоспособности отечественных товаров, на что Центробанк смотрел сквозь пальцы. Тогда рубль достаточно свободно двигался к нижней границе валютного коридора, а теперь столь же свободно — к его верхней границе.

 Что будет в среднесрочной перспективе — например, в случае обвального кризиса, подобного 2008 году? Банк России в очередной раз встанет перед выбором: сокращать резервы или девальвировать рубль. Первый чреват снижением устойчивости платежного баланса, второй — снижением платежеспособности частного сектора. При действующем механизме плавающего валютного коридора и интенсивности чистого оттока из страны частного капитала (примерно по 2 миллиарда долларов в среднем за торговый день) это равносильно девальвации на 20 копеек в день и на 4 рубля в месяц, а также сокращению на 10 процентов валютных резервов. Дальше — считайте сами.

 И тогда в зависимости от продолжительности и интенсивности оттока капитала, не через два года (как планирует Банк России), а уже в этом году рубль может уйти в свободное плавание за счет значительного расширения валютного коридора. А если вдруг произойдет чудо и европейская, а вслед за ней и мировая экономика встанут на рельсы устойчивого роста, долговая проблема уйдет на второй план, а нефтяные цены станут вновь трехзначными, то через год нас ожидают те же самые грабли.






Автор: Сергей Пухо, старший научный сот­рудник Института «Центр развития» НИУ ВШЭ
Источник: журнал
Итоги



Возврат к списку


Оставить комментарий