Уйти по-русски

21.09.2012 chichvarkin2.jpg

Почему российские предприниматели не оставляют свой бизнес детям?

 Специфика российского бизнеса проявляется не только в отсутствии традиций и неоднозначных отношениях предпринимателей и власти. Если посмотреть на биографии наиболее успешных бизнесменов, можно обнаружить одну любопытную тенденцию — рано или поздно свой любимый проект им приходится продавать. «Профиль» составил импровизированный рейтинг бизнесменов, которые ведут сегодня обеспеченную жизнь, но при этом фактически уже отошли от дел и могут по праву считаться бизнес-пенсионерами — многие участвуют в новых проектах, но «главный бренд» в их жизни уже позади. По большому счету всех этих людей связывает одно: однажды затеяв перспективное дело и доведя его до кульминации, они были вынуждены по разным причинам от него отказаться.

 Евгений Чичваркин известен как один из самых необычных российских бизнесменов — сумасбродов, чудаков и эксцентриков. Несколько лет назад он оставил свой бизнес в России и живет сегодня за границей на доходы от его продажи. Как и многие другие успешные предприниматели, Чичваркин начал зарабатывать еще в студенческие годы. Во время учебы в Государственной академии управления он занимался торговлей на вещевых рынках, которые были распространены в России в 1990-е годы. Будучи аспирантом, в 1997 году он вместе с другом Тимуром Артемьевым создал компанию «Евросеть», занимавшуюся розничными продажами мобильных телефонов.

 За десять лет «Евросеть» превратилась в крупнейшего в России ритейлера — ее выручка достигала $3,3 млрд. Продать компанию Евгений Чичваркин решил в 2008 году. Тогда вокруг «Евросети» разразился серьезный коррупционный скандал, компанию подозревали в контрабанде телефонов. Затем возникло дело о похищении бывшего экспедитора компании Андрея Власкина, в рамках которого Чичваркин проходил как подозреваемый. Сам предприниматель связывает свои злоключения с действиями силовиков, с которыми он «не поделился» и которые пытались захватить его бизнес. Примерно в это же время бизнесмен совершил неудачный «заход» в политику, попытавшись возглавить московское отделение партии «Правое дело». В итоге Чичваркин не стал дожидаться, пока его арестуют, и осенью 2008 года продал компанию Александру Мамуту, который перепродал 49,9% «ВымпелКому», а оставшуюся часть продает сегодня «МегаФону». Сумма сделки между Чичваркиным и Мамутом до сих пор не раскрывается. По неофициальным данным, основатель «Евросети» получил за свою долю $200 млн. Сам он в 2011 году заявлял, что доволен вырученной суммой.

 Сбежав в Лондон, Чичваркин, никаким бизнесом не занимался, но активно комментировал российские политические события и стал одним из символов бизнес-оппозиции в изгнании. В дело предприниматель вернулся только в марте 2012 года, когда вместе со своим партнером Артемьевым, также проживающим в Лондоне, решил открыть винный бизнес под названием Hedonism Drinks Ltd. Сам Чичваркин говорит, что компания создана, чтобы приносить и удовольствие, и деньги, однако признает, что реальная отдача от бизнеса может появиться лишь спустя пару лет. «Изначально мы хотели купить вина для себя, не было мысли продавать, — рассказал он в одном из своих интервью. — А потом она как-то пришла сама собой». О том, чтобы продолжить заниматься бизнесом в России, Чичваркин и не думает.

 В отличие от Евгения Чичваркина Олег Тиньков не отказался полностью от ведения бизнеса в России, однако предпочел перейти от требующего постоянного участия проекта к более спокойному и стабильному. Впрочем, общего у Тинькова и Чичваркина довольно много. Оба начали заниматься бизнесом в студенческие годы. Первый серьезный проект Тинькова был связан с реализацией электроники. Магазин, который он открыл в Северной столице, занимался продажей бытовой техники и назывался «Техношок». Тогда же предприниматель открыл сеть магазинов «MusikШок» и студию звукозаписи «ШокРекордз». Однако в этом бизнесе Тиньков довольно быстро разочаровался и, продав магазины и студию, неожиданно для всех решил вложить средства в пельменное производство. Так появилась известная ныне марка пельменей «Дарья», получившая свое название в честь дочери бизнесмена. Впрочем, и полуфабрикаты занимали Олега Тинькова недолго.

 Параллельно с выпуском пельменей бизнесмен начал развивать пивной бизнес. Спустя три года после основания он продал «Дарью» Роману Абрамовичу за $21 млн, а сам сконцентрировался на производстве слабого алкоголя. В 2003 году он создал «именную» пивоваренную компанию «Тинькофф», которая и прославила его. Дополнением к пивному бизнесу был ресторанный: Тиньков владел 13 фирменными заведениями. В 2005 году бизнесмен, верный своей традиции развивать и продавать, решил, что пришел черед избавляться и от пива. Компания SunInBev купила «Тинькофф» за 200 млн евро. Еще через четыре года предприниматель избавился и от ресторанов. Сначала он продал скандинавскому фонду Mint Capital 30% сети за $10 млн, а затем оставшиеся 70%. Эта сделка, по оценкам экспертов, составила $10—15 млн. Закрыв ее, Тиньков написал в своем блоге: «Слава Богу! Я больше не ресторатор!» Действительно, к этому времени бизнесмен давно уже чувствовал себя, скорее, банкиром. В 2006 году он основал банк «Тинькофф кредитные системы», совладельцем которого стал международный банк Goldman Sachs. Сегодня Олег Тиньков возглавляет совет директоров банка и с долей в 68% является его основным владельцем.

 Бренд, построенный на собственном имени, помог заработать и другому российскому бизнесмену — Андрею Коркунову. Начав, как и многие другие, с продажи оргтехники, Коркунов, в прошлом электромеханик и сотрудник Коломенского бюро машиностроения, организовал свою фирму, которая занималась пошивом джинсовой и спортивной одежды — вещей, пользовавшихся большим спросом в начале 90-х. Уже в 1993 году предприниматель понял, что текстильное дело не для него, и основал компанию по импорту кондитерской продукции.

 Через четыре года компания начала строить свое собственное производство в Одинцовском районе Подмосковья. Именно здесь в 1999 году с конвейера сошла первая коробка конфет «А. Коркунов». Компания развивалась динамично, в 2003 году фабрика получила новый корпус и итальянское оборудование. А в 2005 году компания заняла первое место на престижной выставке в Париже. Оборот рос, и все предвещало стабильное развитие и в дальнейшем. И вот в 2006 году, казалось бы, на пике успеха, как раз тогда, когда компания получила статус официального поставщика Кремля, ее отец-основатель решил от нее избавиться. Покупатель не заставил себя ждать. За 80% фабрики американская Wrigley выложила рекордные для кондитерского рынка России $300 млн — сумма равнялась примерно трем годовым оборотам предприятия за 2006 год.

 Тогда мало кто мог представить, насколько удачно выбран момент для продажи: едва ли не первое, на чем люди стали экономить в кризис, — это конфеты класса премиум, к которым и относится продукция Одинцовской фабрики. А вот такая закуска, как сухарики, потребителю по карману даже в самые трудные времена. В 2007 году Андрей Коркунов основал в Коломне ООО «РусКо», которое занялось производством сухариков «Воронцовские». Спустя всего четыре месяца после запуска бренда продукция заняла 4% всего рынка в России. Но основным видом деятельности для Коркунова стало не производство закусок к пиву. Как и Олег Тиньков, предприниматель всерьез заинтересовался банковским бизнесом и в 2008 году приобрел с партнерами казанский Татэкобанк (впоследствии переименован в Анкор Банк Сбережений), возглавив его совет директоров. А в конце 2010 года Коркунов представил свое новое детище — компанию «Мобиус», созданное по европейско-американскому шаблону предприятие, предоставляющее услуги индивидуального хранения личных вещей и грузов для физических лиц и бизнеса. По словам самого предпринимателя, сейчас «Мобиус» уже готов к приходу крупного инвестора, который помог бы ему выстроить сеть не только в Москве и Петербурге, где он сейчас присутствует, но и по всей России.

 К более серьезному виду бизнеса с возрастом стала лежать душа и у Давида Якобашвили, долгое время являвшегося совладельцем известного производителя соков и йогуртов — компании «Вимм-Билль-Данн» (ВБД). Предпринимательством Якобашвили начал заниматься в далекие 1980-е. Одним из первых проектов стала продажа автомобилей. В 1988 году он основал в Москве компанию «Тринити-моторс», впоследствии превратившуюся в ООО «Тринити». Владел в Москве салоном красоты, был совладельцем казино «Черри» и развлекательного центра «Метелица».

 В 1992 году Якобашвили стал одним из основателей ВБД. Начиналась компания с взятой в аренду линии по разливу соков и кредита в $50 тысяч. К моменту же продажи в 2009 году производитель соков, молочных продуктов и минеральной воды стоил уже $5,6 млрд. Сегодня компании принадлежат 36 производственных предприятий и центры продаж в 25 городах России и странах СНГ. Как заявил в одном из интервью сам Якобашвили, которому принадлежало почти 10,5% предприятия, «продажу акций мировому лидеру можно считать успешным завершением любого бизнес-предприятия». Покупателем стал действительно мировой лидер — американская PepsiCo. По неофициальным данным, доля в ВБД принесла предпринимателю более $600 млн.

 Однако сразу уйти из продовольственной сферы Якобашвили не решился. До недавнего времени ему принадлежал агрохолдинг «Русагропроект», в который входило более 20 сельхозпредприятий в Волгоградской области и Краснодарском крае. В 2012 году и этот бизнес было решено продать. Практически вся вырученная сумма ушла за долги. Как заявил тогда сам Якобашвили, ему стало трудно контролировать работу предприятий на расстоянии. Тем не менее, как рассказал «Профилю» сам предприниматель, кое-что в этой сфере еще осталось: ему по-прежнему принадлежит Арчединский комбинат, выпускающий каши и готовые завтраки. Кроме того, сегодня предприниматель возглавляет совет директоров корпорации «Биоэнергия», занимающейся добычей и переработкой торфа. Основу холдинга составляют предприятия в центре европейской части России. Помимо добычи и переработки компания занимается производством и продажей теплоэнергии населению и промышленным предприятиям.

 Одним из наиболее важных своих постов Якобашвили считает должность независимого директора в составе наблюдательного совета АФК «Система». До прихода в АФК в течение года (с лета 2010 по лето 2011 года) бизнесмен являлся независимым директором в совете директоров нефтяной «дочки» «Системы» — компании «Башнефть». Сегодня, по его словам, его работа в «Системе» охватывает значительно более широкий круг вопросов, нежели исключительно деятельность «Башнефти», — это и работа с инвесторами, и дивидендная политика. Немало времени Якобашвили уделяет социальным проектам, наиболее же любимый, который, по его словам, может быть запущен через полтора года, — это Музей музыкальных инструментов в Москве на Солянке. Основу экспозиции будут составлять инструменты из личной коллекции предпринимателя.

 Далеко не каждый из посетителей сети ресторанов быстрого питания KFC знает, что раньше она называлась «Ростик’с» и что основал ее Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко, русский, родившийся в Венесуэле и решившийся на безумную затею — конкурировать с McDonald’s. Ордовский-Танаевский Бланко происходит из древнего шляхетского рода, эмигрировавшего из России. Во время учебы в венесуэльском университете Ордовский-Танаевский начал заниматься коммерцией. Сначала это была продажа книг, затем — электроники. В 1981 году создал компанию Rostik International CA. В начале 1980-х предприниматель познакомился с советским офтальмологом Святославом Федоровым. Эта встреча в корне изменила его жизнь. Через некоторое время он стал фактическим представителем Федорова в Латинской Америке, занялся распространением его технологий. В начале 1990-х предприниматель сосредоточился на бизнесе в России. В 1990 году Ордовский-Танаевский открыл в гостинице «Москва» ресторан El Rinson Espanol. Первый ресторан сети быстрого питания «Ростик’с» появился в 1993 году, и много лет эта сеть была единственным реальным конкурентом McDonald’s в нашей стране. Постепенно ресторанный холдинг «Росинтер» пополнился другими сетями — Il Patio, «Планета суши», T.G.I. Friday’s, Costa Coffe и пр.

 Однако, конечно же, главным проектом Ордовского оставался «Ростик’с». В 2005 году «Росинтер» заключил соглашение с владельцем бренда KFC — американской Yum!Brands — о развитии ресторанов в России под совместным брендом. Спустя пять лет создатель «Ростик’c» решил продать сеть американскому партнеру. Оборот предприятия к моменту сделки оценивался в 5—6 млрд рублей в год. По предположению экспертов, примерно такую сумму — около 5 млрд рублей — и получил за свой бизнес его создатель. Сегодня Ростислав Ордовский-Танаевский не участвует в оперативном управлением «Росинтером», а занимается новыми проектами — запустил, например, не так давно рынок фермерских продуктов в Мытищах.

 «Во-первых, мы получили предложение от наших партнеров, которое показалось нам лучшим для дальнейшего развития сети. Во-вторых, мы решили сфокусироваться на сегменте семейных ресторанов», — объясняет решение продать «Ростик’с» Ростислав Ордовский-Танаевский в интервью «Профилю». Он говорит, что, когда бизнес достигает достаточно большого размера, предпринимателю, как правило, нужны профессиональные менеджеры, чтобы им управлять, поскольку это требует уже других навыков, нежели построение успешной компании с нуля. Кроме того, наличие профессионального наемного менеджмента облегчает передачу компании наследникам, которые могут быть весьма далеки от семейного дела.

 Но в России предприниматели, как правило, не пытаются сохранить свой бизнес, а продают и уходят «в кэш», занимаясь потом иными проектами «для души». «В России 20 лет назад не было вообще никакого бизнеса. И люди даже мечтать не могли о том, чтобы получить огромные деньги при продаже своих активов, поэтому предложения о продаже — это большой соблазн, — полагает Ростислав Ордовский-Танаевский. — Это нормальное явление для молодого рынка и молодых предпринимателей». При этом он говорит, что проблема в том, что для многих бизнесменов пока не очень доступна такая возможность для развития бизнеса, как выход на биржу.

 По словам гендиректора консалтинговой компании «Финэкспертиза» Агвана Микаэляна, желание многих предпринимателей все продать и уйти на покой вполне объяснимо для любого человека, для российского же бизнесмена оно объяснимо вдвойне: в бесконечном стрессе жить невозможно. «Здесь есть несколько причин: и усталость, и изначальная установка на продажу, и желание избежать падения цены в преддверии кризиса, то есть элементарное предпринимательское чутье, — говорит он. — Гонка за миллиардами — это в определенном смысле бессмысленная вещь. А отсутствие стабильности, неважный инвестиционный климат и нарушение прав собственности, которые, конечно же, присутствуют в России, не добавляют желания продолжать борьбу. Они лишь добавляют усталости». По словам эксперта, частый уход бизнесменов на номинальные должности или погружение в социальные проекты лишь подтверждает эту закономерность. «Настает время подумать о душе», — объясняет Агван Микаэлян.

 Независимый политолог Илья Константинов считает, что отношения бизнеса и государства в нашей стране построены таким образом, что продолжать свое дело могут в основном приближенные к власти люди и компании. «У крупного бизнеса, сросшегося с госорганами, в России настолько высокая норма прибыли, что никакого смысла отрываться от проектов нет, – отмечает эксперт. – В результате мы видим, что коррумпированный бизнес в России остается, а те, кто не имеет мощной поддержки со стороны власти, вынуждены отказываться от своего дела». К сожалению, многие люди, которые были способны создавать успешные проекты, уже отошли от дел или покинули страну, пессимистично резюмирует Константинов.






Автор: Петр Орехин
Источник: журнал Профил

Возврат к списку


Оставить комментарий