Что надо знать, открывая свою компанию в Индии

08.02.2012 03AM5G0.jpg


Как два российских химика продавали свою технологию нефтепереработки в Дели.


В декабре 2010 года Олег Гиязов (23 года) и Олег Парпуц (32 года) основали стартап в области нефтепереработки. Сейчас головной офис их компании RRT расположен в США, исследовательский центр — в Санкт-Петербурге. В своей колонке Олег Гиязов рассказывает о том, как они открывали свое представительство в Индии. 

Год назад я проектировал нефтехимические заводы для Китая. Было фантастически скучно. Поэтому я предложил коллеге рискнуть, и мы основали RRT — исследовательскую компанию в области нефтепереработки. Год назад у нас была только математическая модель новой технологии получения бензинов. Сегодня RRT — это формально транснациональная компания. Хотя ключевое слово здесь все-таки «формально». Центр R&D у нас в Петербурге, штаб-квартира — в США, представительство — в Индии. В Индии мы только запускаемся, и это интересный кейс.


История с печатями


Открыть компанию в Индии можно из России
. Честно говоря, ничего сложного. Обращаешься к индийской юридической фирме, и они за 5-6 дней готовят документы. Потом по интернету получаешь DIN — идентификационный номер директора. Следующий шаг — посольство Индии в Москве или генконсульство в Петербурге, как было в нашем случае. Здесь надо поставить несколько печатей.

С этим уже сложнее. Помню, как пришел в консульство. Меня встретил индиец, говорящий на классическом «индийском-английском». То есть понять его крайне сложно. 20 минут я пытался объясниться — бесполезно. Под ухом раздалось отчаянное «Куда ставить-то?!» — курьер привез в консульство воду и тоже не мог получить ответа. Наконец, в холле появилась женщина, взяла мои документы и ушла. Минут через 40 она вернулась: «Извините, какие печати и куда ставить?». Я объяснил. За ней вышел помощник консула: «Вы первый за этот год, кто пришел с такими документами. Надо дождаться консула, чтобы он их просто посмотрел. Тогда поставим печати».

Два с половиной часа мы ждали консула. «Надо связаться с послом, чтобы он просто посмотрел документы. Тогда поставим печати», — сказал генеральный консул. Еще через час печати на документы поставили, осталось заплатить консульский сбор.

«Денег в кассе нет. Так что готовьте точную сумму или идите за разменом. Тут по улице Восстания есть отличный магазин», — сказала женщина. Потом оказалось, что куда-то пропал ключ от кассы. В общем я провел в консульстве 6 часов, чтобы заплатить 3120 рублей и поставить печати на документы. Удивительно, что потребовалось присутствие генерального консула и связь с послом, чтобы открыть в Индии представительство на полтора человека.


Деловой Дели


После регистрации компании, я с коллегами полетел в Дели на переговоры с заказчиками. Дели — потрясающий город. В том смысле, что я был потрясен, — ждал совсем другого. Перед поездкой в Индию мы бронировали гостиницу на сайте, где было написано, что отель расположен в Нью-Дели — деловом центре индийской столицы. «Небоскребы, что-то вроде Москва-Сити, только лучше», — подумалось мне тогда.

В индийском аэропорту за нами вместо заказанного такси приехала машина времен Сталина. Мы сели в еле живое авто с лобовым стеклом, на месте боковых стекол были дыры, ни один прибор не работал. Водитель пытался почувствовать автомобиль: слушал звук мотора, судорожно давил на педали и ерзал в кресле — только так машина смогла сдвинуться с места и поехать.

Наш главный инженер Дмитрий — коренной петербуржец из интеллигентной семьи — принципиально и никогда не ругается. Но по дороге в Дели он смотрел в окно и повторял одно слово: «Жесть». Оказалось, что Нью-Дели (как и Дели) — это бесконечное число трехэтажных домиков обшарпанного вида. Улочки переполнены торговцами. Продают в Дели абсолютно все: можно поднять с земли камень и начать его продавать — это нормально. Работают уличные пункты бритья, моментальной стрижки, быстрого питания. На входе в торговые центры (крошечные по российским меркам) дежурят автоматчики. Нашу гостиницу тоже охраняли автоматчики. Тут же, перед входом в отель, на автобусной остановке по утрам собирались обезьяны. И местные жители их отгоняли, чтобы было где подождать автобус самим. С другой стороны, по улицам Дели никто не ходит в традиционном сари, все свободно говорят на английском. И здесь настоящий культ образования, особенно естественно-технического (индийские программисты уже известны всему миру, скоро так же заговорят об индийских инженерах).

Стоимость недвижимости в Дели заметно ниже, чем в Москве или Петербурге. Например, мы сняли офис в деловом центре за $200 в месяц. И это не каморка со столом и стулом, а офис площадью 56 кв. м с двухкомнатной кухней.


Индийские перспективы

Встретиться в Индии с людьми, действительно принимающими решения, проблематично. На самого желанного человека мы вышли благодаря руководителю нашего представительства в Индии — Адашу. Заказчик (условие переговоров — не афишировать имя) хорошо знает отца Адаша — известного профессора. Статус профессора в Индии ценится очень высоко. Кроме того, сын заказчика вместе с Адашем получал диплом MBA в бизнес-школе Калькутты.

Приглашая заказчика на переговоры, Адаш поставил на кон свою репутацию (и репутацию семьи в какой-то степени): она бы пострадала, если бы технология, которую мы презентовали на переговорах, оказалась некачественной. Но после нашей презентации заказчик сказал: «India is a good market for this». И через секунду добавил: «It’s a great market for this!»

Начало переговоров задержалось на 3 часа — пробки. В Дели фактически нет правил дорожного движения. Например, по «встречке» может ехать трактор и это никого не удивляет. Никто даже не сигналит — просто дают проехать. Тем не менее сами переговоры с заказчиком продолжались всего 20 минут. Но это были фантастически эффективные 20 минут.

Вообще Индия — сложный, но дико перспективный для нас рынок. Во-первых, он огромный, во-вторых, конкуренция слабая. Основная проблема наших конкурентов — они продают старую и достаточно простую технологию переработки нефти. Индусы ее легко копируют и не платят денег за лицензию.

У нас другая ситуация. Наша технология кратно эффективнее, и ее фактически невозможно скопировать. В чем ее суть? Сейчас в мире вводятся жесткие экологические стандарты на бензин: EURO-5 в Европе, MSAT-2 в США и т. д. Для нефтяников это огромная проблема — производить бензин по новым стандартам очень дорого. Но мы знаем, как выпускать высококачественный бензин дешево. Надо использовать технологию совмещения процессов. Теоретически это сложная технология, зато дает великолепный эффект. После переговоров в Индии стало понятно, что на нашу технологию есть спрос.





Автор:  Олег Гиязов, основатель стартапа Reactive Reactification Technology
Источник: www.forbes.ru

Средняя оценка:  3.1

Возврат к списку


Оставить комментарий